Объявление

Внимание! Временно (надеюсь) переезжаем на nymphetomania.club. Просим обновить закладки и ждать дальнейших указаний.

Сегодня в мире

новости не относящиеся к тематике форума

Список разделов

Описание: Для оффтопика и прочих тем, не подпадающих ни под один из существующих разделов
Счётчик сообщений отключён

Сообщение #4101 Sphynx » 09.06.2019, 02:18

John1989 писал(а) 09.06.2019, 00:18:За террор местного населения, мародерство, необоснованное применение силы - трибунал. Не не слышал?
Слышал. Где-то 4 с половиной тысячи было осуждено. Капля в море. Ворон ворону глаз не выклюет. Ну изнасиловал немку, ну пристрелил. Дело-то молодое. Че ж это, великому савеццкому зольдату жизнь за это портить?

Все остальное - Джон, опять какие-то ватные сказки без единого источника. :facepalm: Че дальше? будешь рассказывать, как норвежцы переодевают мальчиков в костюм Путина и всей семьей насилуют? :) Захочется еще байки порассказывать - пруфы давай.
Sphynx
Сообщения: 5837
Зарегистрирован: 14.06.2013

Сообщение #4102 Xisp » 09.06.2019, 08:23

John1989 писал(а) 08.06.2019, 23:08:Да, помнится когда красная армия зашагала по Европе, европейцев тоже пугали, что русские будут мстить, солдаты изнасилуют всех особей женского пола, включая новорожденных и старух в маразме.

Но сделали намного хуже- установили коммунизм и остановили развитие всех стран соцблока. Даже сейчас восточная Германия сосёт у западной по всем параметрам.
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 12483
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #4103 Hotaru » 12.06.2019, 14:08

да не. уже не так. или совсем нет. германцы не дураки же чтобы оставлять это просто так.
Последний раз редактировалось Hotaru 12.06.2019, 14:08, всего редактировалось 1 раз.
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 13286
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #4104 Puellaeterna » 15.06.2019, 22:29

Людей на Земле и так слишком много. Группа активисток в Британии предлагает не рожать

Изображение

"Мы, нижеподписавшиеся, заявляем, что наше решение не рожать детей вызвано тяжестью экологического кризиса и нынешним бездействием правящих сил перед лицом этой угрозы всему нашему существованию".

С этих слов начинается обращение активисток нового движения BirthStrike, вывешенное на их странице в сети Tumblr.

BirthStrike можно перевести как "родильная забастовка", и именно это декларируют те, кто уже примкнул к этому движению. Их не много, всего 400 человек, но и движению всего несколько месяцев - оно было образовано весной 2019 года.

Его основательница, 33-летняя певица Блайт Пепино (солистка групп Vaults и Mesadorm) говорит, что ей страшно приводить в этот мир еще одного человека, хотя признается, что когда она встретила своего бойфренда, то ей захотелось завести полноценную семью.

"Но в прошлом году я прочла свежий доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) и поняла, насколько это будет неправильно - привести ребенка в этот мир, стоящий на грани катастрофы. Теперь мы ждем, что другие женщины и мужчины, которые так же думают, примкнут к нам", - сказала она в одном из своих интервью.

https://www.bbc.com/russian/features-48414910
Puellaeterna
Сообщения: 205
Зарегистрирован: 25.11.2018

Сообщение #4105 Kokovanja » 15.06.2019, 23:33

Puellaeterna писал(а) 15.06.2019, 22:29:движению всего несколько месяцев - оно было образовано весной 2019 года.

А чайлдфри чем отличается?

Добавлено спустя 5 минут 45 секунд:
ККК писал(а):Закон запрещает делать аборты даже если женщина забеременела в результате изнасилования, а врача, который сделал аборт, согласно закона посадят на 99 лет, то есть фактически пожизненный срок.

:facepalm: Бля, откуда же такие уёбки только беруться?..
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja В сети
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 11305
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #4106 Xisp » 15.06.2019, 23:59

Puellaeterna писал(а) 15.06.2019, 22:29:Людей на Земле и так слишком много. Группа активисток в Британии предлагает не рожать

Предлагаю им начать с убийства уже родившихся :dry:
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 12483
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #4107 kkkkk » 16.06.2019, 21:43

Puellaeterna писал(а) 15.06.2019, 22:29:Группа активисток в Британии предлагает не рожать
Лучше бы в Африке предлагали.
"Ум — вот моё оружие. У брата Джейме есть меч, у короля Роберта боевой молот, а у меня — разум. А он нуждается в книгах, как меч в точильном камне, чтобы не затупиться. (Тирион постучал по кожаной обложке книги.) Вот поэтому я читаю так много, Джон Сноу."
kkkkk
Сообщения: 1078
Зарегистрирован: 20.12.2016

Сообщение #4108 KKK » 17.06.2019, 09:34

Kokovanja писал(а) 15.06.2019, 23:33:
ККК писал(а):Закон запрещает делать аборты даже если женщина забеременела в результате изнасилования, а врача, который сделал аборт, согласно закона посадят на 99 лет, то есть фактически пожизненный срок.

:facepalm: Бля, откуда же такие уёбки только беруться?..

Из Библии.
"Секс - это грех, но вы плодитесь и размножайтесь во славу Христа"

Всё остальное - рационализации на тему этой идеи.
KKK
Сообщения: 1647
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #4109 Campanula » 17.06.2019, 14:16

Это хитрый план: замутить движение против размножения, чтоб дураки послушались и повымирали. А самим спокойненько детишек рожать и растить.
Влечение к девочкам дано тебе природой. Но это лишь маленькая искра. Ты можешь обратить её во взрыв, который разрушит тебя, или в тёплое пламя, озаряющее твою жизнь и весь мир.
Campanula M
Сообщения: 1616
Зарегистрирован: 19.07.2014

Сообщение #4110 Ghost Antifa » 17.06.2019, 18:31

KKK писал(а) 17.06.2019, 09:34:Из Библии.
"Секс - это грех,.

С женой в браке это никак не может быть грех.
Pedo unite! Not divide!
Ghost Antifa M
Сообщения: 1177
Зарегистрирован: 30.11.2014

Сообщение #4111 John1989 » 17.06.2019, 19:40

Третью книгу моисееву перечитай.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5868
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #4112 KKK » 17.06.2019, 23:50

Если сильный баян - извиняюсь.
https://lenta.ru/articles/2019/05/25/taiwanese_marriage/
"
«Ура, товарищи!»
Китайцы вспомнили традиционные ценности и разрешили гей-браки. Они ждали этого сотни лет

Константин Дворецкий
00:02, 25 мая 2019


«Свершилось! Да здравствует однополая любовь!» — ленты соцсетей уже неделю пестрят поздравлениями борцов за права гомосексуалов. Виной всему стало прорывное для Восточного полушария событие — на Тайване разрешили гей-браки. Это решение привлекло еще больше внимания после того, как к поздравлениям присоединился коммунистический материковый Китай. Что теперь ждет сексуальные меньшинства острова и почему новое для Тайваня — это хорошо забытое старое, разбиралась «Лента.ру».


Радужная радость

Международный день борьбы с гомофобией, отмечаемый 17 мая, в этом году совпал с прорывным событием. Впервые в современной истории в Восточном полушарии гомосексуальным парам разрешили вступать в брак. Пионером среди азиатских соседей стал Тайвань, где фраза «Ура, товарищи!» уже много лет не была так актуальна — именно «товарищами» в китайском языке принято называть людей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Всего на рассмотрении было три варианта закона, и, как отмечается, приняли самый прогрессивный. Объявления результатов под дождем у дверей здания парламента ждали тысячи человек. Как только стало известно, что голос за принятие закона отдали 66 депутатов, а против — лишь 27, на улицах Тайбэя начался стихийный гей-парад. Позднее к нему присоединилось еще несколько тысяч сочувствующих: кто-то пришел отпраздновать лично, кто-то писал поздравления и выкладывал изображения радуги в соцсетях.

Несмотря на безмерную радость прогрессивной части человечества, активисты за права сексуальных меньшинств признают: впереди еще долгий путь. «Это еще не все права, мы продолжим бороться», — заявила главный координатор правозащитной организации Коалиция брачного равноправия на Тайване (Marriage Equality Coalition Taiwan) Дженнифер Лу. По ее словам, исход голосования — не предел мечтаний. «Нужно еще добиться прав на усыновление, понять, как будет работать процедура бракосочетания тайваньца с иностранцем, а также как будет организовано гендерно-нейтральное образование в школах», — добавила она.

Пока, по новому закону, узами брака могут сочетаться только граждане Тайваня. Иностранец может вступить в брак с тайваньцем, только если в его родной стране тоже разрешены гей-браки. Усыновлять детей позволяется только в том случае, если ребенок биологически связан хотя бы с одним из родителей.

Вступать в брак представителям ЛГБТ-сообщества разрешил Конституционный суд еще в 2017 году. На подготовку к окончательному утверждению отводилось два года. Однако тогда многие граждане восприняли это решение в штыки. В ноябре 2018-го прошел референдум: общественность легализацию гей-браков не поддержала и решила, что в тайваньском обществе есть место только традиционному союзу мужчины и женщины. Тогда правила игры немного поменяли: вместо того, чтобы внести поправки в уже существующий закон о браке, предложили разработать специальный отдельный нормативный акт о гомосексуальных бракосочетаниях.

За радостным для тайваньских гомосексуалов днем стоит много лет усилий. Несмотря на то что новостные сайты и соцсети пестрят радужными лентами, далеко не все на Тайване рады нововведению. В 2020 году на острове пройдут очередные президентские выборы. В случае, если победит консерватор из партии «Гоминьдан», ситуация может повернуться неожиданным образом. Кто знает, что ждет закон, который не одобряет возрастной и относительно консервативный гоминьдановский электорат.


Дорогое удовольствие

В первый же день принятия закона в очередь на регистрацию брака встали 200 гомосексуальных пар. 24 мая прошла и массовая церемония бракосочетания. Среди подавших заявление — лесбийская пара. Девушки Чу и Лян были одними из первых, кто расписался по новому законодательству.

«Наконец-то с точки зрения закона мы больше не посторонние друг другу люди», — поделилась радостью 32-летняя Чу. Пара познакомилась 12 лет назад во время участия в волонтерской программе, организованной ЛГБТ+ сообществом. Девушки влюбились и поженились в Канаде в 2012 году. Ради этого путешествия они копили деньги в течение трех лет, однако союз на родине считался лишь символическим. Теперь девушки отметят торжество во второй раз и, как и другие, щедро потратят на это деньги.

Особенно рады новому закону на одной из торговых улиц Тайбэя — Айго Ист роуд. Это место также известно как «свадебная улица», здесь расположены свадебные магазины одежды, атрибутики и агентства, организующие торжества.

Как писало Reuters, местные бизнесмены ожидают всплеска спроса на всевозможные свадебные услуги, в частности, фотосессии, цена на которые может подниматься до трех тысяч долларов. По данным Коалиции прав на брак на Тайване, новый закон всколыхнет «розовую экономику», так как траты на свадьбу одной пары обычно начинаются от 20 тысяч долларов.


Товарищи с материка

Прорывное событие не оставили без внимания и на материке. Коммунистический Китай считает Тайвань своей провинцией. Такого же мнения придерживается большинство стран мира. Сам остров, который официально называется Китайской Республикой на Тайване, этого не признает и считает себя независимым. Распространено мнение, что де-факто Тайвань — независимое государство, однако де-юре — часть «единого, неделимого Китая».

Новости с острова в КНР восприняли с одобрением. В соцсетях официальных государственных СМИ появились приветственные посты, которые, однако, виновники радости не одобрили. Газета «Жэньминь Жибао» — рупор Коммунистической партии Китая — опубликовала в Twitter поздравительный пост. «Местные законотворцы Тайваня (Китай) легализовали однополые браки первыми в Азии», — говорилось в сообщении. Под текстом разместили картинку с радужными парами и подписью «Любовь — это любовь». В Циндао правительство в преддверии Дня борьбы с гомофобией в соцсетях призвало граждан отказаться от гомофобных убеждений. Канцелярия внешнеполитической пропаганды Центрального комитета КПК также посвятила событию пост, позднее, правда, удаленный.

В тайваньском правительстве жест не оценили. В ответ Министерство иностранных дел Тайваня опубликовало запись: «ЛОЖЬ! Закон был принят нашим национальным правительством, и вскоре будет подписан президентом. Демократический Тайвань — независимое государство и не имеет ничего общего с авторитарным Китаем», — отметили в ведомстве. Сообщение заканчивалось весьма резкими словами: «”Жэньминь Жибао” — комуняцкий мозгопромыватель, и это отстой».

В самом материковом Китае теме гомосексуализма в последнее время посвящается много внимания. Новости, так или иначе связанные с однополыми отношениями, регулярно попадают в медиапространство. Например, правительство Циндао в Weibo прокомментировало публикацию предсмертной записки 15-летнего мальчика, который совершил каминг-аут. Подростка позднее нашли целым и невредимым, однако ситуация породила дискуссии о психическом здоровье представителей ЛГБТ-движения.

Даже среди официальных органов в КНР нет единого мнения по поводу того, как относиться к гомосексуальности. В июне 2017 года China Netcasting Services Association — крупнейшее объединение представителей интернет-индустрии Китая — выдвинуло новые требования к онлайн-контенту. Ассоциация запретила публикацию любых материалов, в которых показаны гомосексуальные отношения. Намеки на гомосексуальность приравняли к инцесту и сексуальным извращениям. В 2019 году фильм о солисте группы Queen Фредди Меркьюри «Богемская рапсодия» дошел до китайского проката, лишившись некоторых сцен с поцелуями. Впрочем, не факт, что это имеет отношение именно к гомофобии. Часть хронометража в Китае теряли и другие картины — например, «Пятьдесят оттенков серого» и «Игра престолов».

Впрочем, спустя месяц после публикации новых правил ассоциации Коммунистический союз молодежи провинции Фуцзянь в официальном аккаунте в Weibo объявил, что гомосексуализм — не отклонение. При этом, как и в случае с заявлением правительства Циндао, многие интернет-пользователи поддержали пост лайками, репостами и одобрительными комментариями. Спустя некоторое время руководство Weibo — крупнейшей платформы микроблогов в стране — объявило, что больше не будет целенаправленно бороться с гомосексуальным контентом.

Хотя общественного консенсуса по поводу отношения к гомосексуалам на материке нет, власти давно определились с тем, что любовь к представителю своего пола не является преступлением. Легальными такие отношения стали в 1997 году, однако соответствующего законодательства о запрете дискриминации на работе, о праве вступать в союзы, заводить детей, служить в вооруженных силах, так и не было принято.


Отрезанные рукава и надкушенный персик

Запретной темой гомосексуальность исторически в Китае не была. Говорить об этом как об отклонении от нормы начали в XIX веке с появлением в империи большего числа иностранцев. Гомосексуальность, которая буквально с китайского переводится вполне понятно — «однополая любовь» (???), для китайской цивилизации вещь хорошо знакомая. Однако сам термин появился в Китае лишь в XIX веке, в то время как само явление существовало столетиями. То есть до начала XX века китайские мужчины были, по сути, бисексуальными.

Влечение к более образованным, чем женщины, мужчинам не считалось девиантным, а скорее рассматривалось, как обычное пристрастие. Мужская дружба, дополненная романтичными и интимными отношениями, именовалась «мужским ветром» (??). В названии есть и оттенок шовинизма, недооценивания женщины. Для описания мужской привлекательности также было свое обозначение — дословно «мужской цвет» (??). В него включается физическая привлекательность, манера одеваться, макияж, а также умение примерять на себя женственный образ: принимать соответствующие позы, флиртовать.

В литературе для гомосексуальных связей были особые названия, за которыми стояли целые романтические истории. Например, широко распространен в литературе эвфемизм «отрезанные рукава» (??). По легенде, император Ай-ди, правивший на рубеже эпох, заснул со своим фаворитом Дун Сянем на кровати, и тот во сне лег на рукава его одеяния. Император, проснувшись, решил не тревожить любимого и отрезал рукава от платья.

Другое литературное название — «страсть надкушенного персика» (??). Предание гласит, что фаворит одного из правителей давал своему патрону в знак верности доесть особенно вкусные персики.

По утверждениям исследователей, китайские мужчины традиционно не рассматривали себя как строго гомосексуальных или гетеросексуальных. Эротические приключения как с женщинами, так и с мужчинами воспринимались как что-то само собой разумеющееся. Богатые женатые мужчины или неженатые ученые часто заводили себе любовников, обычно возрастом от 9 до 25 лет. В других случаях они покровительствовали мальчикам-проституткам.

Китайские философы, будучи представителями прагматично мыслящей нации, писали, что юношам лучше торговать телом и быть фаворитами взрослых вельмож, нежели прозябать в нищете. Мальчиков могли именовать «названный младший брат» (??), «зайчик» (??) или просто «мальчик-проститутка» (??, другое значение — чиновник, ученый муж).

Проституция, или наложничество, была реальным шансом для мальчиков из бедных семей обеспечить себе стабильное будущее и содержать семью. Если юноша становился любовником богатого и статусного мужчины, патрон мог в будущем обеспечить ему материальное благополучие или хорошую должность. Он даже мог помочь любовнику найти хорошую партию и сыграть свадьбу с женщиной.

Некоторые китайцы были однозначными гомосексуалами и на протяжении всей жизни имели тесную связь с партнером, несмотря на наличие жены. Более высокие отношения между мужчинами называли «братскими». Бывали и случаи, когда мужчины вовсе отказывались жениться и становились женоподобными партнерами для своих избранников.

При этом женщины в огромных гаремах вельмож не отставали от мужчин. Гомосексуальные связи среди наложниц тоже не были редкостью. Лесбиянок называли «сестрицами золотой орхидеи» (????) или «полировщицами бронзовых зеркал» (??).

***

Легализация однополых браков на Тайване, несомненно, повысила статус страны в глазах прогрессивного западного общества. Кроме того, нововведение принесет немалую пользу экономике. Однако, учитывая, что среди тайваньцев немало и оппозиционно настроенных противников такого рода либерализации, успех еще предстоит закрепить.
"
KKK
Сообщения: 1647
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #4113 KKK » 18.06.2019, 05:09

Педофилов помянули...
https://runews24.ru/society/17/06/2019/75bf0bc53ab8c4be2aca25103cabce1e
"
На фоне голых тел и в собачьей клетке: в Сеть попали непристойные фото Ивана Голунова
15:36 - 17.06.2019

В Сети появились компрометирующие фотографии журналиста «Медузы» Ивана Голунова, известного по делу о наркоторговле и освобожденного совместными усилиями российского общества и правительственных организаций, включая Совет по правам человека и общественную палату Москвы. Эти снимки наверняка удивят россиян, которые называли журналиста «примером для подражания».

Пикантные фотографии Голунова выложил телеграм-канал «Выпускайте Кракена».

«Посмотрите на "настоящего журналиста" Голунова, за которого впряглись многие. Если для вас это пример для подражания, то, получается, все журналисты должны себя так вести!» - иронично отмечают авторы телеграм-канала.

На одном из снимков Голунов запечатлен на фоне гомоэротического плаката, на котором трое обнаженных мужчин стоят с опущенными головами. Другое фото можно было бы принять за шутку, но учитывая первый снимок, возникает подозрение в сексуальных ролевых играх. Голунов сидит на четвереньках в тесной черной клетке, изображая пса. В его зубах – собачья игрушка, рядом на полу лежит еще одна - в виде кости.

Подобные фото могут шокировать большинство, однако в среде оппозиционеров – обыденная вещь. В либеральной тусовке крайне лояльно относятся к самым разнообразным сексуальным отклонениям и излишествам.

Главред «Медузы» Иван Колпаков был уличен в грязных домогательствах к жене своего сотрудника, но, несмотря на скандал, сохранил свое рабочее место. Ближайший соратник Навального Константин Янкаускас – гомосексуалист, и это не смущает никого, включая его супругу. А глава карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев и его соратник Колтырин были уличены в педофилии. Колтырин с любовником Евгением Носовым совратили 13-летнего школьника, за что получили срок в колонии, а Дмитриев годами делал порноснимки своей малолетней приемной дочери, которые цинично помещал в папку «Дневник здоровья».

Удивительно, но факт: педофил Дмитриев пользуется активной поддержкой самых известных оппозиционеров страны – Лии Ахеджаковой, Андрея Звягинцева, Андрея Макаревича, Дмитрия Быкова и многих других журналистов, общественников и деятелей искусства. На фоне этого преступления непристойные фотографии Голунова воспринимаются как шалость и вряд ли вызовут удивление у соратников по оппозиционному цеху. Однако у большинства россиян к журналисту «Медузы» явно возникнут вопросы.

Напомним, Иван Голунов был пойман с крупной партией наркотиков. Когда стало известно о нарушениях, допущенных в ходе следственных мероприятий, в дело вмешались общественность, правозащитники и представители власти. Благодаря их усилиям журналист был освобожден, а все обвинения сняты. Кроме того, в связи с делом Голунова два генерала полиции – Андрей Пучков и Юрий Девяткин – были освобождены от занимаемых должностей.
"
---------
https://www.uralweb.ru/news/society/502609.html
"
«Уберем статью 228 УК РФ — будут подбрасывать патроны или сажать за педофилию»

15 июня 2019 года в 15:00


Дело журналиста издания Meduza Ивана Голунова, которому подкинули наркотики, подстегнуло дискуссию о репрессивном характере современной наркополитики России. В Госдуме уже говорят о том, что прорабатывают законопроект о смягчении пресловутой статьи 228 УК РФ. Омбудсмен Татьяна Москалькова вспомнила о том, что по этой статье сажают тех, кто вырастил мак для пирожков на своем огороде, и высказалась за дифференцированный подход к расследованиям в этой сфере. Заодно пожурила бывших коллег из МВД за непрофессионализм. Мы решили поговорить о либерализации наркотического законодательства с одним из основателей екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» Евгением Ройзманом.

— Как вам после истории с Иваном Голуновым идея смягчить статью 228 УК РФ?

— Статья 228 УК РФ на самом деле выверенная, очень взвешенная статья. Она вырабатывалась долго, вырабатывалась в спорах и ошибках. В 1994 году под давлением общественности употребление наркотиков было декриминализовано. Это дало сумасшедший прирост наркотиков и наркопотребления. С ходу тогда даже никто не понял, что произошло. А произошло следующее: было нельзя и вдруг стало можно. В Екатеринбурге после декриминализации, мы считали, в сто с лишним раз увеличилось число наркоманов. Это случилось буквально за год. Быстро стало понятно, что наличие уголовного наказания — это серьезный барьер для молодых. Наличие уголовного наказания является частью антинаркотической пропаганды и демонстрирует отношение к этому вопросу самого государства. После 1994 года у нас просто начался коллапс, и это отметили все. Сейчас внимание! С середины 1990-х до середины 2000-х годов от героина умирало до 100 тыс. человек в год по России. Надо понимать, что это, как правило, смерти людей до 30 лет, на 94-95% это парни, и основная часть смертей на первом же году употребления.

— Вы уверены, что сказалась исключительно декриминализация? Это ведь как раз те самые «лихие 90-е» — разгул преступности по стране, самые громкие ОПГ, практически каждая из этих ОПГ считала наркотики высокодоходным бизнесом.

— Все в комплексе сработало. Все. Но либерализация законодательства, по крайней мере, у нас, в Екатеринбурге, точно послужила спусковым крючком. Хотя, если хочешь, то давай называть вещи своими именами. В первую очередь, все это стало возможным благодаря нашему бездумному вторжению в Афганистан. Прямые последствия этого. Этот поток наркотиков пошел к нам оттуда. Сначала таскали через военных. С выводом войск поток усилился, а потом героин сюда затаскивали таджики. Еще важный момент. Я когда в Госдуме занимался сравнительным законодательством (с 2003 по 2007 год Ройзман был депутатом Госдумы РФ четвертого созыва — прим. Znak.com), смотрел, как это работает в мире. Любое ужесточение санкций по антинаркотическому законодательству в любой стране ведет к улучшению ситуации. И, наоборот, либерализация моментально ведет к ухудшению. Это аксиома. Это знают все, кто этим занимается.

— Это экскурс в историю. Но сейчас ведь не 1990-е годы, ситуация изменилась.

— Да, ситуация изменилась резко, но в связи с появлением новых типов наркотиков и способов их доставки потребителям.

— Про соли говорите?

— Про соли отдельно скажу. Ситуация начала меняться плавно с 2007—2008 года, затем резко с 2010 года. Торговля наркотиками перестала осуществляться со стационаров. Отчасти потому, что научились со стационарами бороться. Екатеринбург, кстати, в этом плане показал пример всей стране. По сути, здесь был уничтожен цыганский поселок как явление, как торговая площадка. Но торговля сместилась в интернет. Сразу же резко ушла доля героина. Основным наркотиком стали курительные смеси. Одновременно с этим наркомания очень сильно помолодела. Возраст вовлечения опустился до 11-13 лет. Мало того, спецслужбы не успевали за этим. Это настолько быстро пошло по соцсетям, по мессенджерам, что они реально не успевали. Сейчас уже научились.

— После истории с Голуновым многие начали открыто говорить, что научились ловить только закладчиков, про задержание наркобаронов, российских Пабло Эскобаров, силовики нам что-то не рапортуют.

— Есть серьезный нюанс. Как только торговля сместилась в интернет, стало сложно выходить на конечных организаторов. К тому же большая часть синтетических наркотиков производится не в России, они заходят из Китая.

— Не соглашусь. Года три назад, благодаря свердловским наркополицейским, была задержана группировка «ХимПром», у которой была своя гигантская нарколаборатория по производству «синтетики» в Подмосковье.

— Да, в Подмосковье научились тоже делать довольно быстро. Тем более что там, в Подольске, база химреактивов. Мы тоже, когда работали, вскрывали здесь нарколаборатории. У нас самая крупная операция была по нарколаборатории в Ревде с филиалами по старым военным городкам. Но все-таки началось с Китая.

— Давайте вернемся к предыдущему вопросу о закладчиках.

— Когда появились интернет-продажи, большую роль в этой сфере стали играть закладки и закладчики. И вот тогда статья за хранение стала работать очень серьезно. ППСники и опера, действительно, хорошо пристрелялись к закладчикам. Сейчас на стенах уже не рекламируют наркотики, на стенах рекламируют наркоторговлю. Видели, наверное, надписи на домах — «60к за неделю» и тому подобное? Это очень подлый способ. Тем более, что стараются рекрутировать тех, кому нет 16 лет. Но век закладчика недолог. Они держатся неделю, две, три максимум. Их быстро снимают. ППСники и опера знают уже все эти лесопарки и зоны, где делаются закладки. Они регулярно в рамках профилактики устраивают там рейды. Человека, который делает закладку или ищет ее, хорошо видно. Это просто объективно так. Соответственно, таких регулярно выхлапывают. А дальше надо понимать, как нарабатывается материал по сбыту.

— Как?

— Это обязательно закупщик, меченые деньги — так зачастую уже не работает. Торговля сместилась в интернет. Поэтому и берут закладчиков. Как правило, это все участники наркоторговли. Да, у него может быть немного наркотика — граммов 7-10. Но понятно же, что этот вес не только для собственного потребления. Плюс у них всегда с собой телефон, без телефона на такую работу не ходят. Его моментально разблокируют, и там вся эта переписка по сделке. Она становится потом частью доказательной базы.

— И к этому есть десятки историй про тех, кто совершенно случайно попался в сети полиции — шел с друзьями, которые что-то там подобрали, принес какой-то сверток по просьбе, заказал что-то в качестве лекарственного средства по интернету.

— Здесь включается общественное мнение. Оно работает так: «Бедный мальчик, там было всего три грамма, за что ему так много дали?» Это мнение сейчас стало очень распространено. Его запихивают сами наркоторговцы, потому что они активно работают сейчас с соцсетями. Это мнение запихивают очарованные журналисты. Не так давно я был свидетелем одного такого спора. У меня в приемной сидел Саня Шумилов — это основатель ангарского фонда «Город без наркотиков». Он знает про это все и спорил с одной из моих помощниц. Тогда к нам пришли люди и рассказывали про 17-летнего мальчика, подобравшего с другом закладку. И девчонка, моя помощница, стала заступаться за этого парня. Мол, как же так, он такой молодой, всего-то закладку подобрал. На это Саня ей ответил: «Когда твой сын помрет от наркотиков, то тебе не будет разницы — одноклассник его угостил или продал какой-то известный наркоторговец. Он выписал и поднял эту закладку, чтобы продать». И на моих глазах они разругались. А через месяц примерно ровно это и случилось с сыном этой помощницы. Он раньше употреблял, мы его вытаскивали. Потом парень вроде бы женился, нормально у него было все, но продолжал курить. Подумаешь, курит всего-навсего! Но случилось, что он с другом подобрал закладку, сели в комнату в общаге и вдвоем накурились. Друг сразу «отъехал», а этот впал в кому и продолжает в ней находиться до сих пор. То есть человек натурально превратился в овощ.

— То есть прямо каждая история употребления заканчивается гибелью?

— Есть такой термин «абстрактный гуманизм». На самом деле это страшная вещь. Это когда люди хотят быть добрыми за чужой счет. Вы встаньте на другую сторону просто и посмотрите, сколько людей погибает. Примерьте это на себя. И вот тут очень важно про закладчиков. Когда задерживают этих «кладмэнов» с наркотиками, у него идет как правило статья за хранение. Если положил — это уже сбыт неустановленному лицу. Тот, который подобрал закладку, если не успел раздать и угостить, у него тоже хранение. И это самое хранение помогает работать запретительной статье по сбыту. Да задерживают по хранению, но по факту бьют по сбыту.

— При этом Россия остается страной с высоким наркотрафиком. Согласно официальным данным медицинского учета, количество наркопотребителей неуклонно растет: в 1994 году их было 50 тыс. человек, в 2000-м — 355 тыс., в 2017-м — 820 тыс. При этом есть доклад ООН, согласно которому к 2017 году количество россиян, хотя бы периодически употребляющих психоактивные вещества, приблизилось к 13 млн человек, то есть к 10% населения. Иными словами, цифры показывают, что только запретительными мерами ситуацию не решить. Может быть, тот пересмотр наркотических статей, о котором заговорили на фоне дела Голунова, обоснован?

— В свое время я готовил законопроект об усилении санкции за торговлю наркотиками. Его потом приняли. Там предусматривалось вплоть до пожизненного лишения, если сбыт шел с использованием служебного положения, для лиц, неоднократно судимых за наркотики, и так далее. И тогда же изменили позиции в части крупного и особо крупного размера. Раньше 1 грамм героина считался особо крупным размером. Сейчас особо крупный размер сильно скорректировали и попасть по нему может действительно только сбытчик. Крупный размер сейчас — это основные ходовые дозы. Теперь предлагают вот что. По части 2 статьи 228 УК РФ «Хранение в крупном размере» предложили снизить сроки с нынешних 3 до 10 лет лишения свободы до 2-5 лет лишения свободы. По части 3 статьи 228 УК РФ «Хранение в особо крупном размере» предложили сделать вместо нынешних 10-15 лет — 5-15 лет лишения свободы. То есть верхний порог оставляют, а нижний сносят до 5 лет. На самом деле эмоционально это что-то решит, но по факту, хоть и будут давать чуть меньше, но все равно будут давать.

— Омбудсмен Татьяна Москалькова предлагает совсем пересмотреть статью 228 УК РФ и подходить дифференцировано к тем, кого по ней ловят. Цитирую: «В каждом случае нужно подходить максимально дифференцировано. Я, конечно, за то, чтобы не было таких случаев привлечения к уголовной ответственности, как по „маковому делу“, когда за продажу пищевого мака люди — и это не единичные случаи — были привлечены к уголовной ответственности».

— На самом деле она признала, что статья становится репрессивной. Но что я хочу сказать по этому поводу. Статья 159 УК РФ («Мошенничество») также стала репрессивной. Даже следователи называют ее «резиновой». Под нее можно запихать все что угодно. Статьей 159-й пользуются сейчас для того, чтобы удавить чей-то бизнес, изолировать конкурентов, отомстить кому-то. Дальше пойдем. Статья 163 УК РФ («Вымогательство»). Несколько лет назад мы здесь, в Екатеринбурге, наблюдали в натуральную величину как шеф-редактора вашего же издания Аксану Панову закатывали по этой самой статье. Хотя там не то что состава не было, там не было события преступления! Она этих людей, кто свидетельствовал против нее, даже не знала. Ранее активно в качестве репрессивной пользовались статьей за изнасилование (статья 131 УК РФ) — жены мстили неверным мужьям.

Но сейчас репрессивной статьей стала статья за педофилию (статья 134 УК РФ). Я разговаривал с уполномоченными по правам человека ряда регионов, и они все фиксируют эту проблему — жены сажают мужей, обвиняя голословно, что тот что-то там показал детям. В Екатеринбурге мы видели, как сел за педофилию тренер Александр Сушко. А он просто рядом посидел с девочкой на диване в фитнес-центре. В Карелии по той же статье садят главу местного «Мемориала» Юрия Дмитриева. На Северном Кавказе вовсю пользуются статьей 222 УК РФ «Незаконный оборот оружия». На обыске или при досмотре человеку подкидывают два патрона и все! Судья не может отпустить. Есть протокол обыска, есть патроны, есть свидетели. В нынешних условиях в России, когда по таким статьям дают условно, это де-факто значит оправдание. По всем делам в России сейчас 0,2% оправдательных приговоров. О, забыл! А экстремистская статья 282 УК РФ — сколько и кого по ней садят?

— Согласен, этот список можем еще долго продолжать.

— Мы видим, что какие возможности у силовиков появились в нашей стране — это раз. Второе, мы видим, что совершенно уголовные статьи используют в качестве репрессивной меры. Уголовным кодексом пользуются уже в политических целях, в конкурентных целях, в целях шельмования оппонентов. Шельмования — понимаете?! Наркотики, педофилия, вымогательство — это же клеймо на всю жизнь! И те, кто такое делает, отчетливо понимают все это. Таким образом, позицию Москальковой надо брать расширительно и пересматривать не только Уголовный кодекс РФ, но и Административный кодекс РФ. Сейчас никто не понимает уже, за что сидит [глава штаба Алексея Навального] Леня Волков. На нем создается прецедент, когда путем использования КоАП человека в спецприемнике можно держать пожизненно. И надо понимать, что в спецприемнике условия хуже даже, чем в СИЗО.

— Помимо корректировки статьи 228 УК РФ, предлагается также внести изменение в статью 398 УПК РФ об отсрочке исполнения приговора и расширить пункт о возможности пройти курс лечения от наркомании на привлекаемых по части 2 статьи 228 УК РФ (сейчас такая возможность предусмотрена только для привлекаемых по части 1 статьи 228 УК РФ).

— Еще раз. Статья 228 УК РФ служит тому, чтобы оградить молодых людей, спасти их от наркотиков. Но смягчать ее, действительно, нельзя без нормальной системы реабилитации наркозависимых. У нас на всю страну до сих пор пять государственных специализированных клиник. И многие из отчаявшихся родителей считают, что им проще посадить ребенка и носить потом передачки, чем ходить на кладбище.

Снизить репрессивность 228 можно, это так. Но вместе с тем да — надо разворачивать по стране мощнейшую сеть новейших реабилитационных клиник. Принудительное лечение в той или иной форме существует во всех странах сейчас. В либеральной Швеции, например, для этого достаточно подростку появиться в состоянии наркотического опьянения в общественном месте. Самая эффективная система в этом плане выстроена в Штатах. Это практика наркосудов. Там человек, задержанный за незначительное преступление с наркотиками, получает выбор. Если он хочет, то идет лечиться, если не хочет — идет в тюрьму. Выбирают лечение. Мало того, в качестве первого хода назначается амбулаторное лечение. Но если осужденный не воспринимает амбулаторное лечение, то его переводят на стационар и так далее. Практика более чем эффективна.

— Вы видели письмо академика РАН, гематолога Андрея Воробьева — он как раз ставит вопрос о репрессивной наркополитике, укоренившейся сейчас в РФ?

— У меня создалось ощущение, что писавший это письмо человек не до конца понимает последствия. Это все то же самое желание быть добрым за чужой счет. В этом письме приводится история 2004 года, когда в мае снова декриминализировали ряд позиций по статье 228-й. Этот закон на самом деле принимался в ноябре месяце, перед самым концом третьего созыва его протащили. И что произошло? С мая 2004 года вдруг резко выстрелили смерти от передозировок, рост пошел в разы по стране, наркоторговля полыхнула опять. Все, кто сидел тогда за небольшие веса, оказались на свободе и снова начали торговать. Я тогда поднимал этот вопрос, спрашивал: «Вы что делаете, умники?» Позднее ситуацию выровняли за счет ужесточения санкций. Вкупе с мощной государственной пропагандой это дает результат. Сейчас у большинства молодых, как стена перед наркотиками. Появилось наконец ощущение, что здоровый образ жизни — это залог успеха. Но я не против того, чтобы спокойно пересмотрели дела по наркотикам. Снова дернули понятых, переговорили с ними. Особенно, чтобы пересмотрели все дела, где есть шероховатости. Но я все-таки не верю, что подбрасывание наркотиков — это целая индустрия сейчас в стране.

— Голунову же подбросили.

— В истории с Голуновым самый мощный момент возник тогда, когда сделали смывы и срезы ногтей, а там ничего не оказалось. Первым звонком, конечно, были фейковые фотографии. Но смывы и срезы — это железобетон. Пойми, 90% наркоторговцев говорят, что это не его, ему все подбросили. Они говорят так, даже если у него в багажнике машины 10 килограммов находят. При мне было, как у «запатроненного» таджика из задницы достали сверток в полкило героина, а он мамой клялся, что это не его. Повторюсь, большинство тех, кто садится за наркотики, так или иначе связаны с ними. В случае с Голуновым все, кто его знают, в голос говорили, что человек никогда никакого отношения к наркотикам не имел. В нормальной ситуации у следователя, у прокурорских, у суда должны были сразу возникнуть подозрения.

— Андрей Заякин в «Новой газете» сделал классный материал по этому поводу, посчитав метаданные по всем приговорам за наркотики. Получилось, что у большинства осужденных найденный вес был ровно такой, какой нужен был на статью. Не больше и не меньше. После этого как раз заговорили о репрессивной наркополитике в РФ.

— Не понимают одного нюанса люди. Когда не хватает веса, просто не возбуждают дела. Могут договориться, чтобы закупился и сдал других. Но дело возбуждают тогда, когда хватает веса. Зачем возиться и подбрасывать, если и так хватает работы?

— Получить «палку», выполнить план, получить зарплату, премию и очередное звание.

— Я очень многих знал оперов, кто по этой теме работал, и уверен, что желание «палок» просто преувеличивают. Да, наркотики могут засунуть наркоману, но только ему. Наркоторговцу могут запихать. При мне был случай, когда при контрольной закупке наркоторговец выкинул все в гаражи. Ну, да — подняли, запихнули обратно. Но там все фиксировалось, было ясно, что это он выкинул. Он, да, выл потом, что ему подкинули. Правда, когда освободился, уже не отказывался от того, что это был его героин.

Но в целом такой практики к тем, кто никак не связан с наркотиками, нет. Если бы сажали за алкоголь, было бы таких большинство. Когда предлагают легализовать наркотики, то у меня сразу возникает вопрос: вот вам спиртное, это легализованный наркотик, и что он сделал со страной? Да, в пору схватиться за голову и по земле кататься. Просто не посчитать всех ужасов. 82% всех умышленных убийств в России — это алкоголь. Большая часть из них вообще за дружеским столом происходит, между знакомыми людьми. До 20 тыс. человек по году гибнет в пожарах, основная причина — курение в пьяном виде и не потушенная сигарета. Еще 14 тыс. человек тонет на водоемах, и там тоже большинство в алкогольном опьянении. Ну, давайте к этому делу еще и наркотики разрешим!

Люди не понимают, что наркотики, когда они зайдут, не выместят алкоголь. Это значит, что будет и водка, и наркотики. Алкоголь в свое время бороли кокаином. Алкоголь никуда не делся, но появился еще и кокаин. Потом с кокаином боролись морфином, появился еще и морфин. Украина пошла по пути заместительной терапии. Героин начали замещать метадоном. Теперь у них к армии героиновых наркоманов прибавилась армия метадоновых наркоманов и черный рынок метадона.

— В случае с легализацией речь ведь не о тяжелых наркотиках идет, а о легких, типа каннабиса.

— А теперь представь, что у нас на пике в реабилитационных центрах Фонда находилось до 320 человек единовременно. Мы раз в полгода делали анкетирование — из 100 героиновых наркоманов ровно 100 человек начинали с курения марихуаны. У всех одинаково. Они марихуану не считали за наркотик и, употребляя ее, снимали барьер перед другими видами. Другой момент. Есть даже наркоманская присказка: «Анаша сушит мозги не спеша». Третье. Сейчас героин упал до 10-15% общего количества наркотиков в стране. Но я недавно говорил с главным наркологом страны, и он признал, что его беспокоит рост употребления марихуаны. Я спросил его, почему. Он считает, что таким образом раскачивается ситуация под новую волну героина. Она просто ляжет на раскаченный легкими наркотиками рынок. Этого опасаются сейчас профессионалы.

— Есть же практики США и ряда стран Европы, где каннабис легализован.

— Есть очень серьезные исследования, что ни в каких медицинских целях марихуана не работает. А наркоманы, которым нравится курить, они очень изворотливые, изобретательные и придумывают все что угодно, лишь бы легализоваться. Есть пример Денвера в США. Мы разговаривали по этому поводу с Кевином — серьезный парень, советник Обамы по наркотикам. Мы с ним пересекались на конференции ECAD (Европейские города против наркотиков). Я тогда как мэр Екатеринбурга работал в составе российской делегации. И Кевин рассказал, что когда они легализовали марихуану в Денвере, то не просчитали нескольких важных моментов.

Как только легализовали марихуану, в Денвер потянулись люди, которых там раньше никогда не видели. Жители были неприятно удивлены сменой контингента на улицах. Второе, они считали, что после декриминализации преступность сократится, и полиция сможет отвлечься на другие вещи. Получилось, что наоборот. С Денвера сразу же пошли посылки в другие города, в Денвер потянулись сомнительные личности, и преступность, наоборот, выросла. Работы полиции только прибавилось. Третье, серьезно выросла смертность от ДТП в результате употребления алкоголя и наркотиков.

Но самое страшное — это четвертый пункт. Они этого простить не могут себе до сих пор. Считалось, что как только наркотики станут легальными, наркомафия останется без денег и исчезнет. Произошло другое. Как только они легализовали марихуану, все, кто ею торговал до этого, потянулись в школы. Для школ сделать ее легальной никому и в голову не придет. Так у них резко помолодела наркомания, и они этого не ожидали совсем. Как включить задний ход сейчас, они не знают совсем. Об этом же сейчас говорит комитет по наркотикам при ООН. Там тоже очень против легализации наркотиков.

— Вот смотрите. По вашим же словам, декриминализовать статью 228 УК РФ нельзя, легализовать легкие наркотики также не имеет смысла, но что делать тогда с условными «Голуновыми», как бороться с этим явлением?

— Здесь вопрос не статьи, а правоприменения. Судя по тому, как все это делалось с Иваном, работали совершенно беспринципные менты, которые уже не раз прокручивали такое. Ну, хорошо — запретим 228 УК РФ. Тогда они могут подкинуть гранату или два патрона. И что поменяется? Навальному подкинули сейчас организацию марша. Волкову вообще не пойми что подкинули и упекли. При мне комитет по безопасности в Госдуме возглавлял очень известный человек, который был замом при нескольких главах МВД. И каждый раз, когда предлагали ужесточение по любым статьям, он всегда останавливал всех. Говорил: «Вы видите, кого набирают сейчас в ряды, какой их уровень? Так вы хотите этим дебилам еще и дубину в руки дать!» Это генерал милицейский!

Голунов — тот самый случай. Парень создал своими расследованиями кучу головняков всем. Кто-то договорился со знакомыми ментами и попытался зарешать. Причем уровень договоренностей, судя по исполнению, не был очень высоким. Делали нагло, и по этому райотделу сейчас надо пересматривать дела. Хуже не будет. В России сидит много невиновных, и имеет смысл это пересмотреть.

— Может, надо четко прописать процедуры и сформулировать комплекс необходимой доказательной базы, без которой ни один следователь не возбудит дело и ни один судья не вынесет ареста?

— В существующей редакции кодекса и так все прописано, ничего менять специально не надо. Он очень жесткий, в том числе и к операм. Просто, чтобы таких ситуаций не было, все должны работать по закону. В мои времена опера такое бы принесли, так следователь их просто бы послал: «Идите отсюда». Прокурор сразу бы сказал: «До свидания!» Судья то же самое. Но сейчас все они оказались в этой компании. В деле Голунова все они сейчас соучастники. Наркотики — это материальный состав преступления. За них кто-то должен сесть. И должен сесть тот, кто подбрасывал. У них есть состав по статье 303 УК РФ («Фальсификация доказательств»). У них есть сбыт наркотических средств в крупном размере (статья 228.1 УК РФ). У них есть хранение (статья 228 УК РФ). Это минимум до 15 лет лишения свободы.

— Еще раз. Проблема в том, что законы, как говорите, есть, и они в порядке, не нуждаются в настройке. И дело Голунова — есть. Что делать?

— Надо понимать, что это просто изворотливые люди, которые выворачивают Уголовный кодекс в своих целях. Уберем из него все опасные статьи, они будут сажать за то, что кто-то заплыл за буйки и перешел улицу в неположенном месте. Мы не с той стороны подходим сейчас.

— С какой надо подойти?

— Всего три позиции нужны: честные выборы, независимый суд и свободные СМИ.

— Вы сейчас о «прекрасной России будущего», по-другому нашу «консерваторию» не исправить?

— Мы же взрослые люди. Давай говорить прямо. То, что сейчас происходит, это уже совсем не вопрос к статье 228 УК РФ.


Комментарии (всего: 1)

АнтонМ 15 июня 2019 года в 16:28
пафос Ройзмана понятен, и со многим сказанным можно согласиться. Но то что статья 228 взвешенная и выверенная -это бред. 15 лет за пакетик непонятно откуда и непонятно чего , когда за убийство, совершенное путем наезда, можно отделаться условным сроком - это недостойно нормального государства. Многое упирается в правоприменительную практику, но не означает, что законы не надо перерабатывать в сторону внятного смягчения умопомрачительно жестоких наказаний. В Китае казнят за наркотики , но наркомания не исчезает от этого !!
"
----
Ранее:
https://www.theguardian.com/news/2017/dec/05/portugals-radical-drugs-policy-is-working-why-hasnt-the-world-copied-it
https://quibbll.com/chtivo/pochemu-mir-ne-ispolzuet-uspeshnyj-opyt-portugalii-v-borbe-s-narkomaniej/71320/
"
Почему мир не использует успешный опыт Португалии в борьбе с наркоманией?
12 Янв, 2018
Текст: Антон Конрад

Впереди планеты всей.

С тех пор, как в 2001 году Португалия декриминализировала все наркотики, в стране произошел резкий спад числа передозировок, ВИЧ-инфицированных, а также преступлений, связанных с наркотиками, пишет репортер издания The Guardian.

Когда пришли наркотики, они никого не помиловали. На дворе были 80-е, и к тому времени, когда каждый десятый соскользнул в героиновую пропасть — будь то банкиры, студенты университетов, плотники, светские люди или шахтеры — Португалия находилась уже в паническом состоянии.

Алвару Перейра работал семейным врачом в Ольяне на юге Португалии.

«Люди кололись на улицах, посреди площадей, в городских садах. Не проходило и дня без того, чтобы не ограбили какого-нибудь владельца лавки или прохожего», — рассказывает Алвару Перейра.

Кризис начался на юге. В то время Ольян, рыбацкий городок в 31 миле к западу от испанской границы, переживал свой расцвет. Прибрежные воды от залива Кадиса до Марокко изобиловали рыбой, туризм рос, и по всему южному региону Алгарве потекла валюта. Но к концу десятилетия к берегам Ольяна стало прибивать героин.

В одночасье столь любимый Перейра кусочек побережья Алгарве превратился в один из главных перевалочных пунктов у наркоторговцев в Европе: в то время каждый сотый португалец боролся с героиновой зависимостью, между тем на юге это число было еще выше.

Местная пресса забила тревогу в связи со смертями от передозировки и повышением уровня преступности. Показатели ВИЧ-инфекции в Португалии стали самым высокими в Европейском союзе. Перейра вспоминает приходивших к нему отчаявшихся пациентов и их семьи — напуганных, сбитых с толку, молящих о помощи людей.

По правде говоря, в то время в обществе царило невежество. За 40 лет своего существования авторитарный режим, установленный Антонио Салазаром в 1933 году, задушил образование, ослабил государственные институты и уменьшил возраст окончания школы, следуя стратегии взращивания покладистого населения.

Страна была закрыта для внешнего мира; португальцев не коснулось экспериментирование и расширяющая кругозор культура 1960-х годов. Когда в 1974 году военный переворот положил конец режиму, Португалия внезапно оказалась открыта новым рынкам и подвержена новым влияниям.

При прежнем режиме «Кока-кола» находилась под запретом, а чтобы иметь зажигалку, требовалось специальное разрешение. Когда в страну хлынула марихуана, а потом героин, она была к этому совершенно не готова.

Перейра справлялся с растущей волной наркозависимости единственным известным ему способом: принимая по одному пациенту за раз. Если двадцатилетняя студентка, живущая с родителями, в ходе выздоровления могла рассчитывать на помощь семьи, то мужчина средних лет, разошедшийся с женой и живущий на улице, сталкивался с другими рисками и нуждался в другого рода поддержке. Перейра импровизировал, призывая на помощь учреждения и отдельные лица сообщества.

В 2001 году, почти после двух десятилетий непредвиденной специализации Перейры в области наркозависимости, Португалия стала первой страной в мире, декриминализировавшей владение и употребление всех незаконных веществ.

Вместо того, чтобы подвергать аресту тех, кого поймали за частным распространением наркотиков, им могли сделать предупреждение, потребовать небольшой штраф или попросить предстать перед местной комиссией — состоящей из врача, адвоката и социального работника — чтобы получить информацию о лечении, снижении вреда и вспомогательных услугах, которые были им доступны.

Опиоидный кризис вскоре стабилизировался, и в последующие годы наблюдался резкий спад проблемных показателей, связанных с употреблением наркотиков, заболеваниями ВИЧ и гепатитом, смертностью от передозировок, преступлениями, совершаемыми на почве наркотиков, и числом заключенных под стражу.

ВИЧ-инфекция упала с рекордно высокого уровня 2000-го года — 104,2 новых случаев на миллион жителей — до 4,2 случая на миллион в 2015 году. Стоящие за этими изменениями данные изучаются и приводятся в качестве доказательства активистами по снижению вреда во многих странах мира. Однако заблуждаются те, кто целиком приписывает эти положительные результаты изменению закона.

Удивительное возвращение Португалии в нормальное состояние и тот факт, что оно оставалось стабильным несмотря на неоднократную смену правительства — включая консервативных лидеров, которые предпочли бы вернуться к войне с наркотиками в американском стиле — никогда бы не произошли без гигантского культурного сдвига и изменений во взглядах людей на наркотики, наркоманию — и самих себя.

Во многих отношениях закон был всего лишь отражением преобразований, которые уже происходили в клиниках, аптеках и за кухонными столами по всей стране.

Официальная политика декриминализации значительно облегчила жизнь представителям широкого спектра услуг (здравоохранение, психиатрия, занятость, жилье и т. д.), которые раньше усиленно пытались объединить свои ресурсы и опыт для более эффективной работы с целью обслуживания своих сообществ.

Кроме того, начал меняться язык. Те, кого раньше издевательски называли drogado (ширяльщик), стали более широко, более сочувственно и точнее называться «людьми, употребляющими наркотики» или «людьми с наркоманией». Это тоже сыграло решающую роль.

Важно отметить, что Португалия, хотя и стабилизировала свой опиоидный кризис, не изжила его целиком. В то время как смертность от наркотиков, число заключенных в тюрьмах и инфекции резко снизились, стране по-прежнему приходится сталкиваться с осложнениями, обусловленными долгосрочным употреблением наркотиков.

Такие заболевания, как гепатит С, цирроз и рак печени, тяжким бременем легли на систему здравоохранения, которая все еще не оправилась от кризиса и сокращений штата. Таким образом, история Португалии служит предупреждением о проблемах, с которыми еще предстоит столкнуться.

Несмотря на то, что мировая общественность восторженно отреагировала на успех Португалии, местные защитники снижения вреда были расстроены тем застоем и бездействием, которые, по их мнению, установились после вступления в силу декриминализации.

Они критикуют государство за то, что оно тянет время с созданием специальных комнат для инъекций и прочих удобств для потребления наркотиков; за неспособность сделать более доступным налоксон, препарат против передозировки; за отсутствие программ обмена иглами в тюрьмах. Где, спрашивают они, мужественный дух и смелое руководство, которые в первую очередь побудили страну декриминализовать наркотики?

В первые дни португальской паники, когда дорогой сердцу Перейры Ольян начал разлагаться прямо у него на глазах, государство инстинктивно перешло в атаку. Наркотики осуждались как зло, потребителей наркотиков обвиняли во всех смертных грехах, а близость к обоим была уголовно и духовно наказуема.

Португальское правительство запустило серию национальных кампаний по борьбе с наркотиками, лозунги которых звучали не столько как «Просто скажи нет», сколько «Наркотики от лукавого».

По всей стране применялись альтернативные подходы к лечению и проводились всяческие эксперименты, в то время как врачи, психиатры и фармацевты работали отдельно друг от друга, чтобы справиться с потоком заболеваний, связанных с наркозависимостью, нередко рискуя подвергнуться остракизму или оказаться под арестом за то, что, по их мнению, было лучше всего для пациентов.

В 1977 году на севере страны, в Центре Боавишта в Порту, психиатр Эдуину Лопеш впервые выступил с программой лечения метадоном. Лопеш был первым врачом в континентальной Европе, применившим заместительную терапию.

При содействии в большей степени Министерства юстиции, нежели Министерства здравоохранения он привез из Бостона метадоновый порошок. Общественность отреагировала на его инициативу крайне недоброжелательно, а коллеги расценили метадоновую терапию как спонсируемую государством наркозависимость, не более.

В Лиссабоне Одетта Феррейра, опытный фармацевт и один из первых исследователей ВИЧ, запустила неофициальную программу обмена иглами в попытках взять под контроль растущий кризис СПИДа. Наркоторговцы угрожали ей физической, а политики — юридической расправой.

Феррейра — которая и в свои девяносто не считает зазорным появиться на дневной встрече с накладными ресницами и в одежде из красной кожи — начала раздавать чистые шприцы на крупнейшем в Европе рынке наркотиков под открытым небом, в лиссабонском районе Казал Вентозу.

Она собирала пожертвования на одежду, мыло, бритвы, презервативы, фрукты и сэндвичи и распространяла эти предметы среди нуждающихся. Когда наркоторговцы враждебно отреагировали на ее действия, она отрезала: «Не приставайте ко мне. Вы делаете свою работу, я — свою».

Затем она добилась того, чтобы Португальская ассоциация аптек запустила первую национальную программу обмена игл в стране и по сути в мире.

В то время развелось множество дорогостоящих частных клиник и бесплатных религиозных учреждений, обещавших детоксикацию и чудесное излечение, но первый государственный центр по лечению наркомании, находившийся в ведении Министерства здравоохранения — Центр Тайпаш в Лиссабоне — начал действовать только в 1987 году.

Из-за нехватки ресурсов в Ольяне Перейра отправил туда на лечение нескольких своих пациентов, хотя и не одобрял использовавшихся в Тайпаш методов лечения, основанных на воздержании.

«Сначала вы забираете наркотик, а потом затыкаете образовавшуюся трещину при помощи психотерапии», — объяснил Перейра.

Никаких научных доказательств эффективности такого лечения не существовало — и оно действительно не работало. Он также отправлял пациентов проходить курс метадоновой терапии у Лопеша в Порту и обнаружил, что некоторые неплохо на него отреагировали. Правда Порту был на другом конце страны.

Он хотел опробовать метадон на своих пациентах, но к тому моменту Министерство здравоохранения еще не одобрило этот препарат к использованию. Действуя в обход, Перейра иногда просил медсестру незаметно положить метадон в багажник его машины.

Работа Перейры, лечившего пациентов от наркомании, в конечном итоге привлекла внимание Министерства здравоохранения.

«Они прослышали о том, что в Алгарве живет один сумасшедший, который работает на свой страх и риск», — сказал он, расплываясь в улыбке.

В свои 68 Алвару по-прежнему энергичен, подтянут и полон обаяния, над головой у него вздымается волна густых поседевших волос, в сиплом голосе и в манере растягивать слова чувствуется бездонный запас тепла.

«Они приехали ко мне в клинику и предложили открыть лечебный центр», — сказал он.

Алвару пригласил к сотрудничеству одного своего коллегу, который занимался семейной практикой в соседнем городе, молодого врача по имени Жоау Гулау. Когда Гулау впервые предложили попробовать героин, он был 20-летним студентом-медиком. Молодой человек отказался, потому что не знал, что это такое.

К тому времени, когда он окончил институт, получил право работать и начал лечебную практику в медицинском центре в городе Фару на юге страны, наркотики были повсеместным явлением. Как и Перейра, он совершенно неожиданно для себя превратился в специалиста по лечению наркомании.

Два молодых врача объединили свои усилия, чтобы в 1988 году открыть первую CAT на юге Португалии. (Центры такого типа на протяжении лет обозначались разными названиями и акронимами, но до сих пор их по традиции называют Центрами по приему людей с наркозависимостью — Centros de Atendimento Toxicodependentes, или CAT).

Местные жители встретили эту инициативу яростным сопротивлением, а врачи по ходу лечения были вынуждены много импровизировать. В следующем месяце Перейра и Гулау открыли второй CAT в Ольяне, их примеру последовали другие семейные врачи на севере и в центральных районах Португалии, и таким образом начала формироваться свободная сеть таких центров.

Все большее число практикующих врачей приходило к сознанию того, что наиболее эффективный способ борьбы с зависимостью носит индивидуальный характер и должен быть укоренен в сообществах. Лечение по-прежнему носило местечковый и эпизодический характер.

Первый официальный призыв изменить законы о наркотиках в Португалии поступил от Руя Перейры, бывшего судьи конституционного суда, который в 1996 году предпринял капитальную перестройку уголовного кодекса. Он обнаружил, что практика тюремного заключения за наркотики является контрпродуктивной и неэтичной.

«Моя идея с самого начала заключалась в том, что, наказывая потребителей наркотиков, государство поступает неправомерно», — сказал он мне в своем кабинете на юридическом факультете Лиссабонского университета.

В то время около половины заключенных сидели за наркотики, и эта эпидемия, по его словам, считалась «неразрешимой проблемой». Он предложил препятствовать употреблению наркотиков без наложения штрафов или дальнейшего отчуждения потребителей. Хотя его инициативу не спешили применять на практике, она была принята к сведению.

В 1997 году, после того, как Гулау отработал десять лет в CAT в Фару, его пригласили помочь в разработке и реализации национальной стратегии в отношении наркотиков. Он собрал команду экспертов, чтобы исследовать потенциальные решения проблемы наркотиков в Португалии.

Полученные в результате рекомендации, включая полную декриминализацию употребления наркотиков, были представлены в 1999 году, затем в 2000 году одобрены советом министров, а в 2001 году вступил в силу новый национальный комплекс мер.

Сегодня Гулау — советник президента по борьбе с наркотиками. Он оставался наиболее авторитетным специалистом в этой области в течение восьми поочередно сменявших друг друга консервативных и прогрессивных правительств несмотря на яростное противостояние законодателей и лоббистов; несмотря на сдвиги в научном понимании наркозависимости и в культурной терпимости к употреблению наркотиков; несмотря на сокращения бюджета в период жесткой экономии и несмотря на глобальный политический климат, который лишь совсем недавно стал чуть менее враждебным.

Гулау также является самым активным защитником декриминализации наркотиков в мире. Он почти все свое время проводит в путешествиях, его продолжают приглашать в самые разные страны мира, от Норвегии до Бразилии — где складывается отчаянная ситуация с наркотиками — чтобы он продемонстрировал властям успехи португальского эксперимента по снижению вреда.

«Эти социальные подвижки требуют времени. Тот факт, что это произошло повсеместно в таком консервативном обществе, как наше, оказал свое влияние», — сказал Гулау.

Если бы эпидемия героина затронула только низшие классы Португалии или расовые меньшинства, а не средние или высшие классы, он сомневается, что полемика вокруг проблемы наркотиков, зависимости и снижения вреда сформировалась бы таким же образом.

«Был момент, когда жертвами этой эпидемии являлась едва ли не каждая португальская семья. У каждой семьи был свой наркоман или наркоманы. В обществе царило единодушие: нужно было что-то делать».

Политика Португалии основывается на трех главных принципах:

один из них заключается в том, что не бывает слабых или сильных наркотиков — бывают только здоровые и нездоровые отношения с наркотиками;
второй — в том, что за нездоровыми отношениями человека с наркотиками часто скрываются неблагополучные отношения с близкими, с окружающим миром и с самими собой;
и третий — в том, что искоренение всех наркотиков является невыполнимой задачей.

«Национальная политика состоит в том, чтобы найти к каждому человеку индивидуальный подход. Секрет в том, чтобы мы всегда были готовы прийти на помощь», — сказал Гулау.

Центр социально-медицинской помощи, названный IN-Mouraria, незаметно расположился в оживленном, быстро меняющем свой облик районе Лиссабона, давнем анклаве маргинальных сообществ. С двух до четырех центр предоставляет услуги незарегистрированным мигрантам и беженцам; с пяти до восьми их двери открыты для потребителей наркотиков.

Команда психологов, врачей и работников поддержки «равных равными» (которые сами некогда были наркоманами) предлагают чистые иглы, предварительно нарезанные квадраты фольги, наборы для потребления крэка, сэндвичи, кофе, чистую одежду, туалетные принадлежности, быстрые анализы на ВИЧ и консультации — все бесплатно и в анонимном порядке.

В тот день, когда я зашел туда, в центре толпились молодые люди, ожидая результатов анализов на ВИЧ, в то время как другие играли в карты, жаловались на преследования полиции, примеряли одежду, обменивались советами по разным жизненным ситуациям, смотрели фильмы и болтали друг с другом.

Это были люди совершенно разные по возрасту, своим религиозным предпочтениям, этнической принадлежности и гендерной идентичности, они приехали сюда из разных городов страны и даже из других стран мира.

Когда из ванной вышел худощавый пожилой человек, неузнаваемый после того, как он сбрил бороду, энергичный молодой человек, который листал журналы, всплеснул руками и поприветствовал его.

Затем он повернулся к сидевшему с моей стороны молчаливому мужчине с пышной бородой и вьющимися из-под шапки темными волосами и сказал: «А как насчет тебя? Почему бы тебе не сбрить эту бороду? Ты не можешь просто так взять и махнуть на себя рукой, чувак. Ведь тогда тебе кранты». Бородатый человек усмехнулся.

Во время моих поездок на протяжении месяца я познакомился с рядом сотрудников службы поддержки «равных равными», в том числе с Жоау, плотным мужчиной с голубыми глазами, который скрупулезно перечислял все подробности и нюансы того, что я изучал.

Жоау хотел увериться в том, что я понял: их роль в центре состояла не в том, чтобы заставить кого-либо завязать с наркотиками, но в том, чтобы помочь свести к минимуму риски, которым подвержены люди, употребляющие наркотики.

«Наша цель не в том, чтобы направлять людей на лечение — они должны захотеть начать его сами», — сказал он мне.

Но даже когда они действительно хотят завязать, продолжил он, наличие работников, сопровождающих их на приемы к врачу и в лечебные учреждения, может оказаться для них обузой, а если лечение не заладится, существует риск того, что этому человеку потом будет стыдно возвращаться в центр социально-медицинской помощи.

«Тогда мы их теряем, а мы этого не хотим, — сказал Жоау. — Я хочу, чтобы в случае рецидивов они возвращались». Процесс лечения не мыслим без сбоев, сказал он мне. А он знает, о чем говорит.

Жоау является активистом по легализации марихуаны, не скрывает того, что болен СПИДом, и, когда-то упустив часть детских лет своего сына, теперь радуется своей новой роли деда. Он перестал делать «спидболы» (смеси кокаина и опиатов) после нескольких болезненных и неудачных попыток вылечиться, каждая из которых оказывалась разрушительнее предыдущей.

Жоау долгое время использовал в качестве одной из форм терапии марихуану — метадон в его случае не работал, равно как и все прочие курсы стационарного лечения, которые он пробовал — однако жестокое лицемерие декриминализации состояло в том, что, хотя курение марихуаны не считалось уголовным преступлением, ее приобретение каралось законом.

Последний и самый тяжелый рецидив Жоау произошел в тот момент, когда он отправился покупать марихуану у своего знакомого дилера и тот сказал ему: «Сейчас у меня нет марихуаны, зато есть хороший кокаин».

Жоау отказался и уехал, но вскоре обнаружил, как непроизвольно направляется к банкомату, а потом возвращается к дилеру. После этого рецидива он наладил свою личную жизнь и начал собственное дело. В какой-то момент у него работало более 30 сотрудников. Потом разразился финансовый кризис.

«Клиенты не платили, и в мою дверь застучались кредиторы. За шесть месяцев я растратил все, что создавал на протяжении четырех или пяти лет», — рассказал он.

По утрам я сопровождал уличные команды центра, направлявшиеся на окраины Лиссабона. Там я познакомился с Ракел и Сарейей — их стройные фигурки утопали в широченных жилетах, которые они носили во время смены — они работали с Crescer na Maior, неправительственной организацией, занимающейся снижением уровня вреда.

Шесть раз в неделю девушки нагружали большой белый фургон питьевой водой, влажными салфетками, перчатками, ящиками фольги и грудами закупленных государством наборов для принятия наркотиков, куда входили зеленые пластиковые мешочки с одноразовыми порциями фильтрованной воды, лимонная кислота, небольшой металлический поддон для приготовления пищи, марля, фильтр и чистый шприц.

В Португалии еще нет специальных контролируемых мест для инъекций (хотя они разрешены законодательством, целый ряд попыток их открыть так ни к чему и не привел), так что, по словам Ракель и Сарейи, они выходят на открытые площадки, куда, как им известно, люди приходят покупать и употреблять наркотики. Обе имеют психологическое образование, но на улицах они известны как «девочки, раздающие иглы».

«Добрый день! — бодро провозглашает Ракел, когда мы идем по кажущемуся заброшенным кварталу в районе Круж Вермелья. — Уличная команда!» Люди материализуются, выбираясь из своих укрытий и напоминая странную версию игры «ударь крота»: высовывают головы из отверстий в стене, куда приходят курить или колоться.

«Мои девочки с иглами, — ласково заворковала одна женщина. — Как вы, милые?» Большинство заводило с сотрудницами вежливые разговоры, делясь новостями о своей борьбе с болезнью, любовных историях, перипетиях с иммиграцией или потребностях в жилье.

Одна женщина сказала им, что вернется в Анголу, чтобы разобраться с имуществом матери, и что с нетерпением ждет смены обстановки. Другой человек сообщил им, что ему удалось получить подтверждение визы для своей подруги, с которой он познакомился он-лайн. «Она знает, что вы все еще употребляете наркотики?» — спросила Сарейя. Мужчина смутился.

«Завтра я начинаю метадон», — с гордостью сообщил другой мужчина. Его сопровождала его сияющая от счастья подруга, она тепло махнула девушкам на прощание, когда те вручили ему квадратик из фольги.

В туманном Порту на севере страны сотрудники службы поддержки «равных равными» из Caso — единственной в своем роде ассоциации, сотрудниками и пользователями которой выступают бывшие и нынешние потребители наркотиков — каждую неделю встречаются в шумном кафе.

Они приходят сюда каждый вторник утром, чтобы, заказав себе эспрессо, свежую выпечку и горячие бутерброды, обсудить насущные проблемы, политику в отношении наркотиков (которая через полтора десятилетия после вступления в силу закона все еще вызывала у многих путаницу) и поспорить в той теплой грубоватой манере, которая отличает людей на севере страны.

Когда я спросил их, что они думают о новом принятом в Португалии взгляде на наркопотребителей как на обычных больных, которые нуждаются в помощи, а не как на преступников, они презрительно усмехнулись: «Больных? Мы здесь никого так не называем. Мы не больны».

На севере Португалии мне не раз доводилось слышать подобное утверждение: рассматривать наркоманию просто с точки зрения здоровья и болезни значило слишком упрощать картину. Некоторые люди способны употреблять наркотики годами без какого-либо серьезного вреда для своих личных или профессиональных отношений. Как мне сказали, это стало проблемой лишь тогда, когда стало проблемой.

Caso оказывала поддержку другая НПО Apdes, которая занимается вопросами снижения вреда и расширения прав и возможностей, включая программы, ориентированные на людей, употребляющих наркотики в рекреационных целях.

Их удостоенный наград проект Check!n уже много лет организует на фестивалях, в барах и на вечеринках специальную проверку веществ на предмет опасности. Мне не раз говорили, что если бы наркотики были легализованы, а не только декриминализованы, то в отношении этих веществ применялись бы такие же строгие стандарты качества и безопасности, как в случае продуктов питания, напитков и лекарств.

Несмотря на ощутимые результаты, которых добилась Португалия, другие страны не спешат следовать ее примеру. Португальцы начали всерьез думать о декриминализации в 1998 году, сразу после первой специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по глобальной проблеме наркотиков (UNgass).

Заседания UNgass на высшем уровне проводятся каждые десять лет с целью определения единой для всех государств-членов политики в отношении наркотиков c учетом сложившихся тенденций в сфере наркозависимости, инфекций, отмывания денег, торговли наркотиками и насилия в наркокартелях.

На первой сессии, лозунг которой звучал как: «Мир без наркотиков: мы можем это сделать» — страны Латинской Америки настояли на радикальном переосмыслении войны с наркотиками, но все усилия по изучению альтернативных моделей (таких как декриминализация) оказались тщетными.

К моменту проведения следующей сессии в 2008 году употребление наркотиков и насилие, связанное с торговлей наркотиками, во всем мире значительно возросли. В прошлом году прошла внеочередная сессия, но и она по сути не оправдала ожиданий — в итоговом документе не было ни единого упоминания о «снижении вреда».

Несмотря на это досадное положение в 2016 году произошел ряд обнадеживающих событий: Чили и Австралия открыли свои первые клубы медицинской марихуаны; следуя примеру некоторых штатов, еще четыре штата США ввели медицинский каннабис и еще четыре легализовали марихуану в качестве легкого наркотика.

Дания открыла крупнейший в мире центр потребления наркотиков, а Франция открыла у себя первое учреждение такого рода; Южная Африка предложила легализовать медицинскую марихуану.

Канада изложила план легализации каннабиса в качестве легкого наркотика на национальном уровне и открытия дополнительных специальных комнат для инъекций; а Гана объявила о своем намерении декриминализировать употребление наркотиков отдельными лицами.

Самым крупным изменением в глобальном подходе к наркотикам и в соответствующей политике стал импульс, спровоцированный легализацией марихуаны. Местные активисты требовали от Гулау занять решительную позицию по вопросам контроля и легализации продажи каннабиса в Португалии; на протяжении многих лет он отвечал им, что время еще не пришло.

Легализация одного вещества ставит под сомнение основу португальской концепции в отношении наркотиков и снижения вреда. Если наркотики не являются проблемой, если проблема состоит в отношениях с наркотиками, если нет такой вещи, как сильные и слабые наркотики, и если все незаконные вещества должны рассматриваться одинаково, говорит он, тогда выходит, следует легализовать и контролировать все наркотики без исключения?

Для масштабного процесса декриминализации и легализации наркотиков во всем мире необходимы серьезные культурные сдвиги в нашем собственном сознании и в отношении к наркотикам и наркозависимости. В США Белый дом по-прежнему не спешит бороться с тем, что сторонники реформы политики в области наркотиков называют «зависимостью от наказания».

Но если консервативная, изоляционистская, католическая Португалия смогла превратиться в страну, где однополые браки и аборты являются законными, а употребление наркотиков декриминализовано, более широкий сдвиг в отношениях к наркотикам кажется возможным и в других странах.

Но, как гласит известная поговорка о снижении вреда: чтобы провести изменение, надо его захотеть. Когда Перейра впервые открыл CAT в Ольяне, он столкнулся с громогласными возражениями местных жителей; они боялись, что с увеличением числа «ширяльщиков» начнется рост преступности.

Но произошло обратное. Несколько месяцев спустя одна соседка пришла попросить у Перейры прощения. Тогда она этого не знала, но на ее улице жили три торговца наркотиками; когда местные клиенты перестали в них нуждаться, они собрали вещи и уехали.
...
...
"
---------------------
KKK
Сообщения: 1647
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #4114 alise » 18.06.2019, 22:28

KKK писал(а) 18.06.2019, 05:09:Почему мир не использует успешный опыт Португалии в борьбе с наркоманией?
Потому что один из эфективных способов было бы раздавать бесплатно наркотики всем кто их употребляют, для того чтобы вытеснить наркоторговцев, а также вести антинаркотическую пропаганду. Вроде первые додумались, но не притворили в жизнь aвстралийцы. Ну и есть конечно и китайский вариант жестокости.
Что касаеться лёгких наркотиков и природных типа конопли или коки то это видимо и не особо наркотик, ибо курение и пьянство далеко не отстают.
Пусть не моя спина, а мир гнётся подо мной.
Если спалюся, то как феникс восcтановлюся
alise M
Сообщения: 2174
Зарегистрирован: 02.09.2015

Сообщение #4115 KKK » 25.06.2019, 06:54

Некий канал Mash упомянут...
https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/06/21/80973-serye-nachinayut-i-vyigryvayut
"
Серые начинают и выигрывают
Как в своей междоусобной войне силовики использовали чиновников, полицию, разгневанных журналистов и самого Ивана Голунова. Версия Андрея Сухотина

Андрей Сухотин
спецкор
09:00 21 июня 2019
Этот материал вышел в № 66 от 21 июня 2019


Мне трудно писать этот текст сейчас. Не только потому, что с момента мерзкой провокации в отношении Ивана Голунова прошло совсем немного времени и мне, как и большинству коллег, для понимания всей картины не хватает информации, а имеющаяся требует более длительного осмысления. Но и потому, что эйфория от победы над полицейским произволом еще не успела выветриться из подавляющего большинства редакций, а названная версия случившегося, напротив, успела укорениться в сознании многих моих коллег и превратиться в бесспорный факт. Который будто бы состоит в том, что полицейские подбросили Ивану Голунову наркотики по заказу тех, про кого он писал или готовился написать свои публикации. Подвергать это сомнению именно сейчас — в лучшем случае быть названным идиотом, в худшем — быть заподозренным в попытке оправдать тех, кого уже назначили заказчиками провокации. Но я не могу не написать об этом сейчас.

И дело не в желании обратить на себя внимание, а в элементарном намерении попытаться разобраться в произошедшем до завершения официальной проверки.

Я люблю изучать резонансные уголовные дела, поскольку за каждым внешне логичным и легко объяснимым арестом скрывается большая политическая интрига высокопоставленных чиновников и грамотная оперативная работа контролируемых ими силовиков. Поэтому описание громкого дела превращает историю в увлекательный детектив даже без художественных преувеличений, но накладывает определенные обязательства — многих участников оперативных комбинаций я неплохо знаю, и потому в тексте намеренно опускаю их имена.

Но рассматривать дело Ивана Голунова как очередной детектив я не стану, потому что политическая интрига и оперативная игра в этот раз коснулись не какого-то силовика, министра или губернатора, имплантированного во власть, а моего коллеги. Того, кто не занимает государственные посты и не делит бюджетные миллиарды, а просто пишет об этом.

Пишет, потому что видит в этом возможность для изменения нашей жизни к лучшему.

Пишет, потому что верит в существование гражданского общества.

Я не знаком с журналистом «Медузы» Иваном Голуновым, как и с подавляющим большинством российских журналистов-расследователей. Но за минувшие дни я узнал от самых разных общих знакомых о нем только хорошее. Его интервью Ксении Собчак и RT только убедили меня в том, что спецслужбы атаковали хорошего доброго парня, который любит свою работу и рассматривает свои тексты как возможность менять страну к лучшему.

Как любознательный коллега я благодарен Ивану за раскрытие целых отраслей и новых для себя имен чиновников и бизнесменов, хотя как придирчивый читатель я недоволен, что за наименованиями коммерческих фирм и фамилиями порой отсутствует человеческая история, которая привела их к описываемым событиям. Тем не менее в каждом тексте Ивана я вижу большой журналистский труд.

Вижу, как он изучает информационные базы, вычерчивая аффилированность коммерсантов и чиновников, слышу его сомнения и чувствую его желание увлечь читателя. Еще я вижу, что он искренне любит свою страну. И особенно Москву, про которую пишет чаще и, как мне кажется, с большим переживанием.

Даже перед тем, как оказаться в наручниках, он сфотографировал помятый дорожный знак — чтобы написать жалобу через муниципальный портал «Наш город».


Задержание

Ивана Голунова задержали на Цветном бульваре 6 июня около 14.30.

В интервью Ксении Собчак он объяснил, что в центр Москвы приехал в рабочих целях. «Я шел с одной встречи на другую. Я шел на встречу с коллегой [с телеканала RT] Ильей Васюниным, который мне позвонил за несколько дней до этого. У него были какие-то вопросы по мэрии Москвы, и он хотел со мной о чем-то посоветоваться».

Дойти до кафе Голунов не успел — к нему подбежали два человека, заломили руки, отобрали мобильный телефон и запихнули в автомобиль.

«Рюкзак был на мне. Руки были за спиной — в наручниках. Один из оперативников вышел из машины, пошел к другим машинам. Выяснилось, что там было три-четыре машины, по всей видимости, тоже с сотрудниками полиции. Несколько минут была какая-то суета. Потом оперативник вернулся, дал водителю паспорт понятого. В машину сел понятой. И мы поехали. В какой-то момент они сказали: «Мы начинаем видеофиксацию». Один оперативник спросил другого: «Ты видишь его руки?» Я сел спиной к оперуполномоченному, чтобы он видел мои руки. Я спрашивал: «Что происходит? Почему я задержан?» Они отвечали: «А ты что, не догадываешься?» Потом один сказал: «Мы из наркоконтроля». Меня повезли в Западный округ».

Уже в управлении Голунов потребовал уведомить о задержании своих близких и позвонить адвокату, но ему отказали. Дальше оперативники освидетельствовали Голунова, для чего попросили его снять одежду, а затем приступили к осмотру рюкзака.

«Они открыли большое отделение рюкзака, я уже увидел, что там сверху лежит пакетик с маленькими цветными шариками. Велась видеозапись, поэтому я сразу сказал: «Это что-то новое, у меня такого не было, это не мое». Между задержанием и осмотром прошло примерно час-полтора. Я внимательно следил, чтобы никто ничего не подложил. Я не понимаю, как наркотики попали ко мне в рюкзак. У меня был почти пустой рюкзак — книжка и блокнот».

В ходе досмотра у Голунова также обнаружили пресс-карту, что несколько смутило оперативников: «Они стали спрашивать: «Ты журналист? Это, наверное, поддельная».

Затем один из оперативников Максим Уметбаев предложил журналисту пройти дактилоскопическое исследование, а после отказа нанес два удара кулаком в висок.

«Меня потащили в кабинет на дактилоскопию. Я кричал, что их действия незаконны — у меня до сих пор не было адвоката. Они запихнули меня в какой-то кабинет, куда пришла женщина-эксперт. Я сказал ей, что буду сдавать отпечатки только в присутствии адвоката. Сотрудники сказали ей: сейчас мы зажмем наручниками посильнее руки и сделаем это принудительно. Эксперт сказала, что принудительно это делать сложно — подушечки пальцев должны быть мягкими. Так как я кричал про адвоката, она поняла, что дело пахнет чем-то нехорошим, вышла, через минуту вернулась: «У вас неподготовленный клиент. Подготовите — приходите. Мы работаем до шести».

На медицинское освидетельствование Голунова тоже пришлось тащить — журналист сопротивлялся.

«Мы выходили через главный вход УВД. Я кричал: «Позвоните моей маме». Меня запихнули в машину, гражданскую машину. Зачем-то на этой машине поменяли номера. Я подумал: неужели это какая-то тайная спецоперация. Но, как затем шутили другие оперативники, наверное, они не хотели платить штрафы за езду по выделенке».

В учреждении департамента здравоохранения Москвы журналист схватился за лавку, что побудило оперативников вновь применить к нему незаконную силу, — его стали отцеплять, сжимая наручники на руках. На лестнице Голунов упал, ударившись головой, один из оперативников упал на него. Журналиста вытащили на улицу. Один из оперов поставил ему ногу на грудь. В машине Голунов пожаловался на боль в запястьях, которые сжимали наручники.

Оперативники не стали ослаблять «браслеты».

«Ты себя плохо ведешь, так что терпи», — приводит слова оперативников Голунов.

Далее журналиста повезли на обыск в его квартиру на Вешняковской улице.

«Мы подъехали к дому, запарковались у подъезда. Они стали созваниваться с оперативниками, которые одновременно с нами отъезжали от УВД по ЗАО на квартиру. Оперативники сказали им, что они еще не доехали, что нам надо отъехать от подъезда. Мы сначала встали с одной стороны, потом в другой части двора. Мы подождали там минут 20–30, после чего нам позвонили и сказали: «Можно подъезжать». У подъезда стояли несколько машин, несколько оперативных работников. Было четыре оперативника. В протоколе обыска было указано двое. Человек, который [в УВД по ЗАО] ударил меня по лицу и держал за наручники в квартире, в протоколе не был указан».

Ключи от квартиры Ивана Голунова были изъяты вместе с рюкзаком во время освидетельствования, поэтому дверь открывали приехавшие из УВД по ЗАО сотрудники.

«У меня нет какого-то ощущения, что они заходили в квартиру. Хотя, что очень странно, они с первой попытки открыли дверь — притом что на связке было примерно 16–20 ключей».

В ходе обследования жилища, длившегося не более получаса, на шкафу был обнаружен новый наркотик — кокаин.

«Когда оперативники копались в моем шкафу, за столом сидел один из оперуполномоченных по имени Денис. Неожиданно он встал и пошел в проход, за шкаф. Мы не видели, что он там делал. Я спросил: «Денис, а что вы там делаете? Вы можете выйти, чтобы мы вас увидели?» И вдруг он выходит, подходит к нам и говорит: «А вы там наверху посмотрели? Посмотрите!» Я как журналист сомневаюсь до последнего. И если то, как наркотики попали в мой рюкзак, я не понимаю, то в случае с квартирой у меня практически нет сомнений…»

Примерно в 3.30 утра оперативные работники передали Ивана Голунова следователю Игорю Лопатину, который наконец удовлетворил требование журналиста уведомить о задержании близких.

Иван продиктовал телефонный номер своей коллеги Светланы Рейтер. На часах, как позже расскажет журналистка, было 3.52…


ПМЭФ

Когда задержанного Ивана Голунова возили в наручниках по Москве, в Санкт-Петербурге вся деловая и политическая элита легко и с улыбкой проводила время на полях Петербургского международного экономического форума.

Главным событием нынешнего форума стал приезд делегации из КНР во главе с Си Цзиньпином.

Накануне визита Си дал интервью, в котором назвал Владимира Путина своим другом.

В условиях торговой войны с США такое откровение было истолковано западной прессой как шаг к сближению Китая с Россией, что автоматически делало питерский форум объектом внимания всего мира и, понятное дело, мероприятием номер один для Владимира Путина. Протокол российского президента в первые два дня включал общение с главами мировых информагентств, переговоры с руководством Болгарии, Словакии и Армении, встречу с участниками Второго Российско-китайского энергетического форума.

В заключение президент со своим коллегой должен был провести пленарное заседание и дать пресс-конференцию, на которых, как выяснилось, фактически определялся дальнейший курс движения страны. Российские чиновники и бизнесмены, попавшие на это событие, имели возможность публично обсудить насущные вопросы во время панельных дискуссий в непринужденной обстановке. Министр экономики Максим Орешкин и глава ЦБ Эльвира Набиуллина спорили о рисках наступления рецессии в экономике, глава Сбербанка Герман Греф и мэр Москвы Сергей Собянин делились своими мечтами (первый — стать примером для американского Apple, второй — для мэра Лондона), а министр финансов Антон Силуанов и председатель Счетной палаты Алексей Кудрин предлагали реформировать правоохранительную систему и возмущались преследованием американского бизнесмена Майкла Калви.

Собственно, возможная доставка арестованного Калви на форум была главной интригой первого дня. Следственный комитет выражал готовность отпустить Калви на несколько дней из-под домашнего ареста, а ФСИН — сопроводить. С учетом того, что делегация из США показательно проигнорировала форум, участие «пленного американца» выглядело бы особенно комично. Но заявления следствия оказались просто хорошей информационной затравкой для СМИ.

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, который суров вне зависимости от статуса события, не изменил себе и в этот раз, обвинив США в захвате алюминиевой промышленности России. Это заявление стало полной неожиданностью для многих крупных гостей, поскольку сделка между акционерами Rusal и минфином США согласовывалась Кремлем и была сферой ответственности помощника президента Андрея Белоусова, в приемной которого часами сидел миллиардер Олег Дерипаска. Сечин своим выступлением, с одной стороны, дал гостям новый повод для сплетен, но закрыл старый — приезда Калви больше не ждали.

Деловой вечер Путин и Си провели в городе: посетили Государственный Эрмитаж и погуляли по набережной, сделав незапланированную остановку у крейсера «Аврора».

Ближе к полуночи прогулка была завершена, делегации отправились отдыхать перед следующим днем.

Я бы многое отдал за то, чтобы побывать в те дни поблизости от президента и со стороны понаблюдать за его работой, особенно вне протокольных мероприятий. Многие чиновники обращают внимание, что Владимир Путин по окончании дня изучает проекты указов, сводные справки администрации и обзор прессы с последними крупными событиями в стране. Работники протокола и пресс-службы, разумеется, дежурят рядом на случай, если из мониторинга прессы потребуется принести статью. Это немного странно, учитывая его в целом снисходительно-насмешливое отношение к профессии журналиста.

«Вас сюда позвали подслушивать, а не подглядывать», — как-то сказал он на закрытой встрече, и многое сразу стало ясно.

Несмотря на то что журналист в понимании Путина не обладает достаточными знаниями и пониманием политико-экономических процессов для каких-то выводов, СМИ иногда становятся для него источником новой информации, а иногда дополнительно объясняют имеющуюся.

Из года в год, вне зависимости от возраста, он не меняет своих привычек, порой задерживаясь до глубокой ночи. Его пресс-секретарь Дмитрий Песков однажды даже пошутил, что Путин не спит вообще.

Я не догадываюсь, когда именно в ночь с 6 на 7 июня президент страны готовился ко сну, но почему-то уверен, что перед этим он знакомился с новостями.

И еще больше уверен, что некоторые люди думали над тем, чтобы сообщение о задержании журналиста «Медузы» Ивана Голунова попало в новостные сводки уже 7 июня, в самый насыщенный день форума.


Лаборатория фейка

Первые сообщения о задержании Ивана Голунова по подозрению в приготовлении к сбыту наркотиков стали появляться 7 июня ближе к 11 утра в разных анонимных общественно-политических телеграм-каналах.

В публичном дискурсе профессиональные журналисты по-прежнему продолжают относиться к влиянию телеграм-каналов на информационную повестку скептически, обвиняя их в распространении банальных слухов под видом эксклюзивной информации. По мнению многих моих коллег, эти каналы не могут претендовать на статус СМИ только потому, что действуют анонимно и вопреки установленным журналистским стандартам, обязывающим проверять полученные сведения у нескольких источников.

Однако надо признать, что за последние пару лет телеграм-каналы стали не просто местом концентрации сплетен и конспирологических теорий, но и реальной альтернативой традиционным медиа. Во многом благодаря оперативному и всестороннему освещению таких трагических событий, как пожар в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерово или авария Sukhoi Superjet в Шереметьево.

Я не помню, где именно впервые увидел сообщение о задержании Ивана Голунова — оно шло короткой строкой и быстро растворилось среди вестей с полей ПМЭФ. Новость о задержании журналиста подтвердила руководитель «Медузы» Галина Тимченко, написавшая на своей странице в Facebook, что Голунову «угрожали и привели угрозу в исполнение».

Близкие товарищи Голунова и неплохо знакомые с ним коллеги сразу же связали уголовное преследование с его профессиональной деятельностью, поскольку инкриминируемый сбыт наркотиков никак не вязался с личностью обвиняемого.

Вице-мэр Москвы Александр Горбен­ко и помощники главы МВД Владимира Колокольцева, до которых сразу же дозвонились журналисты, были уверены: Иван Голунов просто попал в поле зрения столичного наркоконтроля.

Несмотря на то что столичные власти и полицейское начальство объясняли арест Голунова одними и теми же словами, окологосударственные журналисты с выводами не торопились и ждали заявления пресс-службы ГУ МВД по Москве. Однако в профессиональной среде нашлись люди, которые объяснили преследование Голунова до официальных пресс-релизов полиции.

Одним из первых об этом деле в своем телеграм-канале написал Андрей Медведев, бывший сотрудник ВГТРК, ответственный секретарь Союза журналистов России и кандидат в депутаты Мосгордумы на ближайших выборах.

«Иван Голунов очень крутой журналист. Он делает настоящую расследовательскую журналистику. Причем делает это честно. Его расследование про похоронный бизнес не понравилось многим. Некоторым, кстати, потому, что он дал высказаться представителям мэрии. Но вот это и есть объективность», — написал Медведев, а завершил свой пост призывом к коллегам и руководству МВД обратить внимание на инцидент: «Вообще все журналисты не могут не вмешаться в происходящее. Я хочу просить лично министра внутренних дел Колокольцева. Уважаемый Владимир Александрович, пожалуйста, обратите внимание на эту вопиющую ситуацию. Разберитесь, пожалуйста».

Это, безусловно, сильное заявление выглядело по меньшей мере странно, так как Медведев не знал ни Голунова, ни обстоятельств его задержания. Но его манифест поддержали коллеги и растиражировали популярные телеграм-каналы.

Буквально спустя десять минут сенсацией разразился телеграм-канал Baza, созданный бывшими журналистами Life: со ссылкой на источники в силовых структурах были опубликованы фотографии результатов обыска у Ивана Голунова. На этих фотоснимках, будто бы сделанных в квартире журналиста, была изображена целая химическая лаборатория по производству наркотиков.

Эти же фотографии вскоре появились на сайте столичного ГУ МВД вместе с коротким пресс-релизом, из которого становилось ясно, что следствие располагает неопровержимыми доказательствами причастности журналиста к наркоторговле.

Эта новость долетела до Санкт-Петербурга незадолго до начала Российско-китайского энергетического форума, что не позволило пресс-службе Кремля проинформировать Владимира Путина. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопрос журналиста о возможной провокации, обратил внимание на «опубликованные МВД фото из дома».

Не прошло и получаса, как журналисты установили, что лишь одна из опубликованных фотографий была сделана в квартире журналиста — на ней изображен столик, на котором лежат два пакетика с белым порошком и электронные весы. Все остальные, как пояснил журналистам сосед Голунова, были сделаны в неизвестном ему помещении.

Публикация недостоверных фотографий стала первым признаком полицейской провокации, вызвав широкий резонанс в тех же телеграм-каналах. Вторым таким признаком стали опубликованные показания Голунова, в которых тот жаловался на действия полицейских, не обеспечивших участие в деле адвоката и применивших к нему насилие. На это моментально отреагировали Совет по правам человека, Генпрокуратура и даже глава Роскомнадзора Александр Жаров, пообещавшие проверить законность и обоснованность действий полицейских.

Когда в Санкт-Петербурге близилось окончание очередного протокольного мероприятия, в Москве руководство ГУ МВД добивалось объяснений у УВД по ЗАО.

«Фотографии были сделаны при проведении оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий по пресечению деятельности группы лиц, занимающихся сбытом наркотиков в Московском регионе, на связь с которой проверяется задержанный», — рублеными фразами объяснялся по видеосуфлеру на специальном брифинге официальный представитель главка Юрий Титов.

Однако сам факт подлога лишь разозлил журналистов. Некоторые из них вышли на одиночные пикеты к зданию главка на Петровке. Все участники внезапной демонстрации были задержаны и доставлены в ОВД по Тверскому району, но позже отпущены без составления протоколов.

«Кто-то сверху позвонил», — выдохнули в социальных сетях освобожденные репортеры.

Уже вечером на Петровке выстроилась огромная очередь на одиночный пикет с плакатами в поддержку Голунова. Все это время телеграм-каналы бушевали, обвиняя МВД в фальсификации уголовного дела, требуя назначения проверки в отношении инициаторов расследования, спорили о необходимости чисток в московской мэрии и предрекали волну отставок — от начальника УВД по ЗАО генерала Андрея Пучкова до министра Владимира Колокольцева.

К скандалу начали постепенно подключаться прежде безучастные журналисты.

«Власть должна ответить на все вопросы. Потому что у общества их очень и очень много», — писала в соцсетях глава RT Маргарита Симоньян.

После 21.00 некоторые коллеги синхронно начали заявлять о наличии у следствия доказательств вины Ивана Голунова. Отличился снова бывший вэгэтээркашник Андрей Медведев, еще утром безапелляционно заявлявший о провокации. «Голунов занимался сбытом. Его разрабатывали давно. Причем оперативники ЗАО даже не представляли, кто объект разработки. То есть не знали, что он журналист и для кого он пишет», — приводил Медведев слова знакомого оперативника, занимающегося этим делом.

По совпадению ровно те же слова произнесет в специальном сюжете на телеканале «Россия 24» начальник отдела наркоконтроля (ОНК) УВД по ЗАО Андрей Щиров, сидя спиной к телекамере и раскрывая корреспонденту детали операции.

Следствие приняло решение продлить срок задержания Голунова до 72 часов, чтобы «собрать иные доказательства его вины и дождаться результатов экспертизы».

Как раз в этот момент издание «Проект» со ссылкой на источники в Кремле и спецслужбах назвало вероятную версию задержания журналиста.

«Голунов расследовал устройство рынка похоронных услуг в Москве — подобным материалом многие могли быть недовольны… У рынка может быть немало интересантов: иногда говорят о высокопоставленном сотруднике УФСБ по Москве и Московской области Марате Медоеве. Он — потомственный сотрудник органов госбезопасности и считается близким к команде главы СЭБ ФСБ Сергея Королева», — следовало из материала «Проекта».

Владимиру Путину, занятому на мероприятиях форума, информацию о задержании журналиста доложили за полночь. Как раз тогда пресс-служба ГУ МВД по Москве обнародовала данные экспертизы наркотика, обнаруженного у Голунова в квартире. Им оказался кокаин, что позволило следствию возбудить новое уголовное дело — о хранении наркотиков в крупном размере.

На Петровке между тем собирались новые толпы москвичей, вышедших поддержать Ивана Голунова. Мэрия пригласила к диалогу не веривших в версию следствия издателя «Новой газеты» Дмитрия Муратова и главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова.

Свой выбор вице-мэр Горбенко объяснил их статусом и признанием в журналистской среде.

Между тем уголовное дело и общественные протесты привлекли внимание зарубежных газет, многие из которых предпочли историю преследования российского журналиста-расследователя сенсационным выступлениям Путина и Си на ПМЭФ. Более того, по упоминаемости в соцмедиа Голунов в этот день занял первое место, обойдя Владимира Путина. Об этом деле высказались актеры театра и кино, музыканты, спортсмены и даже Европарламент с американским посольством в Москве.

Голунова же готовились доставить в суд — для избрания меры пресечения. В УВД по ЗАО журналисту стало плохо. Вызванные адвокатами врачи скорой помощи настояли на госпитализации журналиста — в целях диагностики полученных им за последние два дня травм. Руководство следственной части управления долго сопротивлялось, но в конечном счете пошло на попятную. В Никулинском суде уже приготовили дежурного судью — на случай, если меру пресечения придется избирать прямо в больнице.

В 20.00 Ивана Голунова доставили в суд, который уже окружили сотни человек. В это самое время Первый канал выпустил сюжет о деле Ивана Голунова, в котором действия следствия были раскритикованы: «Подобные ошибки порождают много вопросов, на которые следствию теперь необходимо дать ответ».

Перед началом судебного заседания взволнованный Иван Голунов поблагодарил всех за поддержку и назвал свое преследование «местью похоронного бизнеса».

Суд проявил гуманизм — и поместил журналиста под домашний арест.

А наутро 9 июня уголовное дело было изъято из производства окружного следствия и передано в ГСУ ГУ МВД по Москве.

После этого в отдельных массмедиа в качестве лиц, которые могут иметь отношение к преследованию Голунова, вновь были упомянуты начальник московского управления ФСБ Алексей Дорофеев и его помощник Марат Медоев.

«Собеседник в одной из силовых структур и человек, близкий к Кремлю, говорят, что тоже слышали о том, что эти сотрудники могли быть интересантами в похоронных бизнес-проектах, которые расследовал журналист. И именно из-за них он мог подвергаться гонениям. Роль Голунова объясняет и некоторые нестыковки — например, то, что он был задержан в ЦАО Москвы, а доставлен в ЗАО. Именно в Западном округе сосредоточены бизнес-проекты и связи интересантов, там же находится Троекуровское кладбище, которым интересовался Голунов», — написало издание «Проект».

На следующий день действия следствия в отношении Ивана Голунова стали темой встречи Владимира Путина и Татьяны Москальковой.

А 11 июня выяснилось, что на обнаруженных пакетах с наркотиками отсутствуют отпечатки пальцев Голунова.

После получения результатов экспертизы министр внутренних дел Владимир Колокольцев объявил о прекращении уголовного преследования журналиста.

Одновременно с этим министр ходатайствовал перед президентом об увольнении по результатам проверки двух генералов — начальника ГУНК ГУ МВД по Москве Юрия Девяткина и начальника УВД по ЗАО Андрея Пучкова.

Журналистское сообщество праздновало победу, а некоторые коллеги объединились для завершения расследования, которым занимался Иван Голунов.

Помощник начальника УФСБ по Москве и Московской области Марат Медоев после публикаций «Проекта» и расследования Алексея Навального уже был «назначен» общественностью автором этой провокации.

Мои коллеги даже не подозревают, в какой интриге им невольно пришлось поучаствовать.


Раскол Лубянки

Марату Медоеву нет даже 40 лет, но в деловых кругах Москвы он снискал славу человека влиятельного: во-первых, потому, что способен сформировать мнение о любом человеке в московском управлении ФСБ; во-вторых, и в-главных, он приходится крестным сыном начальнику СЭБ ФСБ Сергею Королеву и потому входит в так называемый «литейный» клан.

В столицу он был назначен одновременно с генералом Алексеем Дорофеевым в 2012 году и на первых порах занимался комплектованием бюджетных учреждений Москвы и Подмосковья. В среде опытных московских коммерсантов, научившихся быстро определять курс ветра ради собственного выживания, Медоев сразу стал человеком уважаемым. Многие пытались попасть к нему на аудиенцию хотя бы для того, чтобы запомниться и понравиться.

Однако среди матерых чекистов, привыкших к постоянным баталиям за власть и деньги, Марат Медоев был всего лишь сыном своего отца, получившим возможность курировать крупнейший город страны с триллионным бюджетом.

В 2016 году Медоев стал объектом разработки нескольких служб УСБ ФСБ. Поводом для оперативных мероприятий послужила массовая кровопролитная драка на Хованском кладбище с использованием холодного и огнестрельного оружия, завершившаяся гибелью трех человек.

К побоищу, как тогда писали многочисленные СМИ, привело желание северокавказских и славянских крепышей перехватить у азиатских гастарбайтеров власть на кладбище, а вместе с ней и наличный денежный поток. На самом деле первые лишь исполняли чужую волю, чтобы затем открыть возможность УСБ ФСБ для начала разработки московских коллег.

Поскольку Марат Медоев активно занимался реформированием ГБУ «Ритуал», на балансе которого находятся кладбища в столичном регионе, руководству он был представлен как один из возможных организаторов массовой драки.

И не только потому, что конфликт произошел на оперативной обслуживаемой московским управлением ФСБ территории.

Дело в том, что в начале 2015 года именно по приглашению Марата Медоева московское ГБУ «Ритуал» возглавил бывший оперуполномоченный ГУЭБиПК МВД Артем Екимов, то есть Медоев имел прямые рычаги влияния на управление кладбищами, следовательно, теоретически мог иметь выгоду от их эксплуатации.

Это может показаться грубым, но я уверен: если бы силовой блок имел возможность собирать и реализовывать оперативную информацию без президентской санкции, то Марат Медоев уже давно бы сидел.

Дело в том, что московское управление ФСБ столкнулось тогда с кланом, который образно можно назвать «пограничным».

Предводителем этого клана был и остается экс-заместитель начальника УСБ ФСБ Олег Феоктистов — генерал, благодаря которому современная Лубянка превратилась в главного политико-экономического субъекта страны.

Даже его недруги признают: не посвяти генерал свою жизнь службе в органах госбезопасности, система была бы совершенно иной. Находясь на передовой борьбы политических сил, он всегда четко исполнял высокие приказы, но делал это, в отличие от большинства своих коллег, изумительно: объекты разработки сами попадали в расставленные ловушки, просто приближая собственный арест.

Оперативные комбинации были настолько сложными, что многие их участники до сих пор не понимают, что именно и в каких целях они сделали, а жертвы до сих пор винят в своих посадках посторонних людей.

Хованское побоище позволило УСБ ФСБ начать разработку коллег из московского управления и подконтрольных им коммерсантов. Разработка осуществлялась силами полковника Альберта Степыгина, служившего в отделе собственной безопасности московского управления и докладывавшего в УСБ ФСБ. Этот немногословный офицер с вечно недовольным лицом когда-то служил военным контрразведчиком в пограничных войсках.

Руководству московского управления тогда откровенно повезло — в результате скандального обыска в доме председателя ФТС Андрея Бельянинова должностей лишились более десятка высокопоставленных силовиков. Генерал Феоктистов оказался в их числе.

К сентябрю 2016 года в ФСБ выстроилась новая конфигурация: Сергей Королев возглавил СЭБ ФСБ, а пост начальника УСБ ФСБ занял его протеже Алексей Комков.

Но «пограничному клану» удалось инкорпорировать в новую вертикаль своего офицера — бывшего начальника 6-й службы УСБ ФСБ Ивана Ткачева, возглавившего Управление «К» СЭБ ФСБ и за год получившего звание генерала.

К Ткачеву можно относиться по-разному — одни офицеры невысоко оценивают его профессиональные качества, другие, напротив, преувеличивают его оперативные способности, — но невозможно не оценивать его волевые качества, безусловную преданность своему начальству и огромный аппарат завербованных агентов.

Отстаивание людей, привлеченных к конфиденциальному сотрудничеству, — еще одно сильное качество Ивана Ткачева.

Ради них он готов идти хоть в администрацию президента, хоть к главе ЦБ. Прошлым летом это чуть было не стоило ему работы.

Глава Серпуховского района Под­московья Александр Шестун попал в опалу к губернатору Московской области Андрею Воробьеву.

Иван Ткачев взялся помочь Шестуну, когда-то выступавшему заявителем и ключевым свидетелем в деле подмосковных казино, и организовал на Старой площади встречу с главой управления внутренней политики Андреем Яриным и руководителем аппарата Воробьева Михаилом Кузнецовым. Шестун записывал беседу на диктофон.

Представитель Воробьева, судя по аудиозаписи, обещал в обмен на добровольный уход Шестуна неприкосновенность со стороны московского управления ФСБ, а глава внутриполитического блока и генерал ФСБ должны были выступить гарантами соблюдения всех условий договора.

Однако Шестун, как выяснилось позже, поучаствовал в интриге — и записал разговор на троих, а также несколько бесед с Ткачевым, которые были обнародованы в рамках открытого обращения к Владимиру Путину. Шестун просил президента защиты от генерала, который помогал ему выйти из конфликтной ситуации без потерь.

В результате Шестун был задержан московским управлением ФСБ и помещен в «Лефортово», откуда стал писать разоблачительные письма против генерала Ткачева.

Иван Ткачев же продолжил выполнять свою работу, результатом которой стали аресты крупных чиновников и бизнесменов.

Зимой этого года на Лубянке планировалась очередная ротация: Иван Ткачев готовился к назначению в московское управление ФСБ, а Сергей Королев собирался занять пост первого заместителя директора, который скоро должен освободить переживший инсульт Сергей Смирнов.

Под Ивана Ткачева в Московском регионе уже была выстроена финансово-административная инфраструктура, однако в марте контролируемый чекистами из УФСБ Александр Шестун написал заявление о вымогательстве взятки генералом ФСБ, тем самым остановив его назначение.

Как раз тогда оперативную работу по московскому управлению активизировал Альберт Степыгин, после скандального ухода от Дорофеева возглавивший 2-ю службу УСБ ФСБ. Помогал ему курирующий столичную полицию начальник Службы «М» УФСБ по Москве и Московской области Дмитрий Натаров — с одной стороны подчиненный Дорофеева, с другой — кум ценного агента УСБ ФСБ. Вместе с тем клан усилило назначение главой оперативного управления ФСО Юрия Кудимова — выходца из УСБ ФСБ, занимавшегося там физзащитой.

Ивану Голунову не повезло, что в это время он писал свое расследование о ГБУ «Ритуал», контактировал с главой департамента торговли и услуг правительства Москвы Алексеем Немерюком и настойчиво пытался добиться обратной связи от московского управления ФСБ и Марата Медоева.

Медоев, насколько я понимаю, совершил большую ошибку — и прямо или опосредованно вышел на журналиста, выразив неудовлетворение.


Разработка Голунова

В начале марта сотрудник оперчасти одного из столичных СИЗО получил от своего агента оперативную информацию, согласно которой некий житель Москвы по имени Иван систематически продавал мефедрон в одном из ночных клубов столицы.

Агентурная записка также содержала номер мобильного телефона.

Для того чтобы понять суть этого маневра, надо знать несколько базовых правил.

Источниками такой информации становятся арестанты, недавно помещенные под стражу и начавшие сотрудничать с оперчастью.

Как правило, такая информация поступает оперативникам ФСИН ежедневно и носит массовый характер от тех, кто желает выслужиться для улучшения условий содержания. Именно поэтому опера ФСИН редко оформляют подобную информацию, поскольку она трудно проверяема и ее реализация затруднена. Но сотрудник оперчасти почему-то решил эту информацию оформить, для чего направил донесение в городское управление внутренних дел, откуда его передали в окружное подразделение по территориальности для дальнейшей проверки. Агентурное сообщение с номером телефона Ивана могло оказаться в ОНК УВД по ЗАО формально по двум причинам: если проверяемое лицо было зарегистрировано на обслуживаемой территории; если там располагался ночной клуб, где осуществлялся сбыт наркотиков.

Но у такого, казалось бы, странного решения была конкретная цель — увести оперативную инициативу за пределы УВД по ЗАО и обезопасить участников.

В ОНК УВД по ЗАО было заведено дело первичной оперативной проверки (ДПОП), в рамках которого осуществлялась дальнейшая разработка Голунова.

Так, под руководством начальника ОНК УВД по ЗАО Андрея Щирова были осуществлены первичные оперативно-разыскные мероприятия, в частности, наведение справок в отношении Ивана Голунова, то есть проверка лица по имеющимся учетам МВД (запрошена информация о его зарубежных перелетах).

Оперуполномоченные УВД по ЗАО получили оперативные задания за неделю до задержания и потому были убеждены, что задерживают наркоторговца. В соответствии с оперативным планом, о котором сотрудники ОНК УВД по ЗАО не были осведомлены, Ивану Голунову могли подкинуть наркотики в помещении, откуда он направлялся на встречу с журналистом RT Ильей Васюниным.

В силу иерархии работу отдела наркоконтроля и иных оперативных подразделений УВД по ЗАО курирует замначальника управления — начальник полиции Игорь Петухов.

Впервые я столкнулся с этим генералом, когда изучал обстоятельства ареста Дмитрия Захарченко — знаменитого полковника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД, в квартире родственницы которого в ходе обыска было обнаружено в общей сложности около 9 млрд рублей. Образ Захарченко был сильно демонизирован, хотя многие офицеры полиции относились к нему с уважением и даже небольшой завистью — полковник имел широкие связи, обладал искрометным юмором, жил в достатке и был на хорошем счету у руководства.

На службе он мог поддержать любой разговор, но о личной жизни старался не распространяться. За пределами службы он общался преимущественно со своими земляками из Ростовской области. Игорь Петухов меж тем был первым наставником Захарченко в налоговой полиции Ростовской области: обучал оперативной работе, знакомил с коллегами.

В середине нулевых оба офицера перебрались в ДЭБ МВД, но затем их пути разошлись — Захарченко попал в обновленный ГУЭБиПК МВД, а Петухов перевелся в Управление на транспорте (УТ) ГУ МВД по ЦФО.

После ареста Захарченко правоохранительный блок узнал о существовании целого клана ростовских силовиков, причем его костяк составляли чекисты Дмитрий Сенин и Сергей Грибанов, долгие годы контролировавшие два важных управления в ФСБ — по оперативному обслуживанию деятельности всей правоохранительной системы страны (Управление «М») и проверке структурных подразделений ФСБ (Организационно-инспекторское управление).

Для того чтобы понимать уровень влияния «ростовских», достаточно вспомнить, что именно они сыграли ключевую роль в разгроме в 2014 году верхушки ГУЭБиПК МВД во главе с экс-генералом Денисом Сугробовым.

Выполняя оперативные задания УСБ ФСБ, ростовские чекисты подвели к агенту ГУЭБиПК МВД бывшего офицера Лубянки, который выразил готовность поквитаться со своим сослуживцем из УСБ. Одновременно с этим ростовчане убедили сугробовцев в наличии высокой санкции на разработку высокопоставленных особистов, результатом чего стал оперативный эксперимент, на котором агент ГУЭБиПК МВД должен был передать деньги офицеру УСБ ФСБ, тем самым задокументировав факт коррупции. В действительности же это была оперативная комбинация, в рамках которой особисты заманили полицейских в капкан и задержали по подозрению в провокации взятки. В дальнейшем сотрудникам ГУЭБиПК МВД были предъявлены обвинения в многочисленных эпизодах превышения должностных полномочий и создании преступного сообщества, а два года назад Мосгорсуд осудил их к двузначным срокам лишения свободы.

После разгрома полицейских конфликт начался уже внутри самой ФСБ: в 2016 году по инициативе нового руководства Управления «М» был произведен обыск в квартире Захарченко. Найденные миллиарды привели к зачистке ростовского клана в ФСБ — Грибанов был уволен со службы, а Сенин и вовсе покинул страну (в настоящий момент он находится в розыске). Чистки коснулись и МВД, но Игорю Петухову удалось спастись: при поддержке УСБ ФСБ и ГУСБ МВД он был переведен в столичное УВД по ЮЗАО, где сначала командовал ОЭБиПК, а затем всей полицией.

Возглавлял окружное управление генерал Пучков, с которым Петухов удивительным образом сумел сойтись. Дело в том, что Пучков и Петухов — абсолютные антиподы.

Первый — прирожденный дипломат, постоянный посетитель вип-ложи футбольного клуба ЦСКА и страстный любитель большого тенниса. Стиль его правления — интеллигентный, в конфликтных ситуациях он предпочитает оставаться над схваткой.

Второй — жесткий и авторитарный, в отношениях с подчиненными не гнушающийся крепкого словца, а при раскрытии преступлений — агрессивной оперативной работы. И хотя сослуживцы считали некоторые его методы недопустимыми, результаты говорили сами за себя: Петухову на протяжении многих лет удавалось удерживать вверенные ему оперативные службы в лидерах по выявленным и раскрытым преступлениям.

В 2016 году Пучков возглавил УВД по ЗАО после громкого коррупционного скандала, освободив должность начальника УВД по ЮЗАО Юрию Демину — брату председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой.

В Западный округ Пучков прихватил с собой и Петухова, который в достаточно короткие сроки добился от подчиненных повышения показателей раскрываемости преступлений.

Именно Петухов в силу должностных обязанностей согласовывал начальнику ОНК УВД по ЗАО Андрею Щирову все мероприятия в отношении журналиста Ивана Голунова.

Сослуживцы Петухова то ли шутят, то ли говорят искренне, но ожидают скорого повышения генерала.


Управление гневом

Результатом скандала с арестом Ивана Голунова стал пересмотр проекта президентского указа о присвоении воинских званий, приуроченного к Дню России.

Сергей Королев 11 июня из проекта указа исчез, и поучаствовала в этом, к большому сожалению, огромная часть российских журналистов. Бунт разгневанных профессионалов стал хорошим средством для одного клана по устранению другого.

УСБ ФСБ не первый год тестирует возможности формирования и изменения вектора информационной повестки и, я должен заметить, здорово в этом преуспело.

Активная фаза этой работы началась несколько лет назад, когда вступили в силу поправки в Федеральный закон «О СМИ», ограничивающие долю иностранцев в уставном капитале учредителя.

Государство, видимо, было уверено, что формальный контроль над массмедиа позволит контролировать и направлять весь поток информации. Однако журналисты нашли себя в новых проектах, а некоторые создали собственные медиаресурсы, преимущественно за рубежом, куда не сможет дотянуться невидимая рука рынка российского госкапитализма.

Спецслужбы не сразу сообразили, что в этих условиях наиболее эффективный метод воздействия на информационную площадку — контроль над ее журналистами.

Понятное дело, что не над всеми, а только над наиболее яркими и уважаемыми — как в профессиональной среде, так и в читательской. Для того чтобы сделать журналистов проводниками своих задач, спецслужбы стали их источниками. Сделать это было нетрудно. Если вербовочная уязвимость у бизнесмена и чиновника — жажда денег и власти, то у журналиста — потребность в эксклюзивной и интересной информации.

Это, кстати, не означает, что журналист действует со спецслужбами заодно или по их прямому указанию.

Тем более что сами офицеры ФСБ крайне редко встречаются с журналистами лично — слишком велик риск быть заподозренным в интриге. В этой связи в большинстве случаев источниками журналистов становятся завербованные отставные силовики, бизнесмены, чиновники, адвокаты — те, кто когда-то не прошел испытание деньгами. Сама вербовка этих людей, как правило, происходит по одному сценарию: мобилизуется силовой аппарат, возбуждается уголовное дело на окружение с перспективой выхода на объект, а в конечном счете интересующее лицо идет на конфиденциальное сотрудничество, соглашаясь на участие в постановочных диверсиях.

Эти же лица используются при крупных оперативных разработках.

Некоторых из них, кто участвовал в разработках миллиардера Зиявудина Магомедова, экс-министра Михаила Абызова и ряда знаковых губернаторов, я знаю лично. Других — заочно.

Но для себя я разделяю их на две группы.

Первая группа — оппортунисты. Люди, вынужденные сотрудничать со спецслужбами из-за опасения оказаться под стражей по обвинению в экономических преступлениях и потерять активы. Практически большинство из них имеют хорошую школу жизни и авторитетны в своих кругах. Из-за политической напряженности и обострившегося противостояния внутри силового блока в этой группе, на свою беду, оказались даже известные лица из списка Forbes.

Вторая группа — инициативные подрывники. Эти люди, мягко говоря, не вызывают ни уважения, ни жалости, поскольку участвуют в разработках ради получения неконкурентного преимущества в бизнесе, политике и правозащитной деятельности. Этих людей нет в Forbes, но зато они есть в Госдуме, Совете Федерации и даже в несистемной оппозиции.

Представители обеих групп, кстати, в большом количестве находились на минувшем ПМЭФ.

Эти люди могут быть приятными и информированными собеседниками, но вместе с тем исполнять оперативные задания спецслужб.

Я позволю себе дать совет коллегам: берегите не только источники, но и себя — от информации источников, которая может ударить бумерангом.

Около полугода назад у УСБ ФСБ появилась новая цель — взять под контроль наиболее популярные общественно-политические и экономические телеграм-каналы.

Довольно любопытное совпадение: первый интерес спецслужб к этому сегменту был проявлен сразу после того, как администрация президента, правительство и госкорпорации стали заказывать обзор телеграм-каналов.

С начала весны происходит повальная скупка популярных каналов подставными лицами на деньги госбанка и оперативниками УСБ ФСБ за их спинами. По описанию дела Ивана Голунова можно понять, какие общественно-политические каналы уже поменяли владельцев.

Одновременно с этим чекисты пытаются установить авторов независимых каналов, для чего используются технические ресурсы ФСБ и аппарат прикомандированных сотрудников в крупных мобильных операторах.

По совпадению около месяца назад, сразу после митинга против строительства собора в Екатеринбурге, многие журналисты стали жаловаться на сторонние попытки доступа к своему мессенджеру.

Уже имелись и реальные случаи открытой работы силовиков. Два месяца назад были произведены обыски в офисе популярного телеграм-канала Mash, который был создан выходцами из издания Life и позиционировал себя как публичное СМИ, а не анонимный источник информации. Началось с того, что журналист издания позвонил в аэропорт Шереметьево, представился сотрудником Генпрокуратуры и запросил сведения о трагедии с самолетом Sukhoi Superjet. А закончилось тем, что он приехал туда с прокурорской корочкой, где и был задержан.

Я невысокого мнения о методах и морально-этических принципах журналистов Mash, но точно не считаю их идиотами, не видящими грани между авантюрой и преступлением.


Полагаю, те, кто снабжал Mash информацией, советовал ссылаться на Генпрокуратуру и помогал изготовить документ прикрытия, и провели задержание и обыск. Не исключено, кстати, что аналогичные оперативные трехходовки мы увидим в обозримом будущем с иными телеграм-каналами — например, при попытке журналистов купить фотографии результатов какого-нибудь обыска.

Не стоит рассматривать задержание Ивана Голунова как эксцесс исполнителя в УВД по ЗАО, топорно подбросившего наркотики и не просчитавшего последствия.

Наркотики в рюкзаке Голунова появились в результате действий лиц, участвовавших в оперативной комбинации, но не имевших отношения к отделу наркоконтроля.

Впрочем, в обстоятельствах появления наркотиков разбирается ГСУ ГУ МВД по Москве, изъявшее уголовное дело из производства следственной части УВД по ЗАО. Начальнице ГСУ Наталье Агафьевой не первый год предрекают отставку, и, возможно, от результатов нынешнего расследования зависит ее будущее.

Вместе с тем проверку действий полицейских проводит ГУСБ МВД, где на должности замначальника еще со времен зачистки наследия министра Владимира Рушайло обосновался энергичный и исполнительный полковник Игорь Жигарев — еще один представитель «пограничного клана».

Символично, кстати, что задержание прошло в паре километров от пересечения Сретенского бульвара и улицы Большая Лубянка, где располагается 2-я служба УСБ ФСБ, параллельно с которой Голунов последний год изучал руководство московской ФСБ.

Главной целью этой игры было снятие с дистанции одного из претендентов на пост первого заместителя директора ФСБ, а средством ее достижения — манипуляция отдельными сотрудниками полиции и информационным потоком, ориентированным на президента.

Однако вместе с этой целью авторы решают сразу несколько побочных задач: бьют по УФСБ по Москве и Московской области, срывают планы московской мэрии на сентябрьские выборы и ставят под вопрос будущее министра Колокольцева. Наконец, создают условия для давления на многих журналистов, принимавших активное участие в организации акций в поддержку Голунова. Это похоже на игру в сквош, где при грамотном ударе о стену мяч проследует по необходимой траектории, задев рикошетом сразу несколько плоскостей.

Дело в том, что несанкционированный выход журналистов на улицу воспринят не как акт профессиональной солидарности с Иваном Голуновым. В отчетах силовиков журналисты, пока президент находился на ПМЭФ, ни много ни мало совершили покушение на конституционный строй страны — особенно после задержания на акции 12 июня оппозиционера Алексея Навального, не участвовавшего в пикетах на Петровке и возле Никулинского суда.

Только ленивый не обсуждает трансферт власти, который должен произойти не позднее 2024 года. Перед окончательной сменой элит ожидается ротация руководящего состава государственных корпораций и силового блока страны. И поэтому именно сейчас особенно важно, кто займет место в силовой вертикали — важнейшей в иерархии.

От силовиков зависит бытовая и бюрократическая стабильность страны.

Но в период борьбы за право возглавить силовую машину о стабильности можно забыть.

Таков принцип социального дарвинизма: внутривидовая борьба — самая жестокая.
"

Добавлено спустя 4 минуты 11 секунд:
Ghost Antifa писал(а) 17.06.2019, 18:31:
KKK писал(а) 17.06.2019, 09:34:Из Библии.
"Секс - это грех,.

С женой в браке это никак не может быть грех.

Не факт.:)

Особенно если вспомнить, что всё церковное начальство - евнухи.
(Обычно - чисто нормативно, но в некоторых христианских общинах - физически кастрируют)
KKK
Сообщения: 1647
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #4116 Ghost Antifa » 25.06.2019, 17:55

KKK писал(а) 25.06.2019, 06:54:Особенно если вспомнить, что всё церковное начальство - евнухи.
(Обычно - чисто нормативно, но в некоторых христианских общинах - физически кастрируют)

Це уже сектанты (деструктивные) и еретики.
Pedo unite! Not divide!
Ghost Antifa M
Сообщения: 1177
Зарегистрирован: 30.11.2014

Сообщение #4117 Sphynx » 25.06.2019, 18:58

Точно. Нормальное церковное начальство сохраняет яйца, чтобы трахать мальчиков.
Sphynx
Сообщения: 5837
Зарегистрирован: 14.06.2013

Сообщение #4118 Kokovanja » 25.06.2019, 22:59

Sphynx писал(а) 25.06.2019, 18:58:Нормальное церковное начальство сохраняет яйца, чтобы трахать мальчиков.

:D
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja В сети
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 11305
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #4119 KKK » 28.06.2019, 14:38

Ghost Antifa писал(а) 25.06.2019, 17:55:Це уже сектанты (деструктивные) и еретики.

Ну да. Сектанты с целибатом.
И в Ватикане, и в Москве...

А так, конечно, и реальные скопцы всякие есть... В дополнение.

Добавлено спустя 6 минут 43 секунды:
Sphynx писал(а) 25.06.2019, 18:58:Точно. Нормальное церковное начальство сохраняет яйца, чтобы трахать мальчиков.
...и слушать хор кастратов...

https://ru.wikipedia.org/wiki/Певцы-кастраты
"
Певцы-кастраты (ит. Castrato) — исполнители вокальных партий, в раннем возрасте подвергнутые кастрации и в силу этого обладавшие высоким женоподобным голосом. Обычно голоса кастратов — это сопрано и контральто.
...
Певцы-кастраты становятся известными в IX веке (хор собора Св. Софии в Константинополе) и были популярными вплоть до 1204 года, когда в ходе четвёртого крестового похода Константинополь был взят и разорён крестоносцами. Позже, почти через триста лет, традиция пения кастратов возрождается и совершенствуется в Италии, появившись там в начале XVII века.

Первоначально это были исполнители высоких партий в папской капелле, куда не могли быть допущены женщины. Как указывает Е. М. Браудо, впервые кастрат (по имени Джироламо Розини) появился в папской капелле в 1601 году. В дальнейшем кастраты начинают применяться и в светской музыке.
...
Несмотря на то, что сама кастрация была запрещена, консерватории находили способы обойти этот запрет, и певцы-кастраты были довольно многочисленны. Отец Майкла Джексона, по заявлениям доктора Мюррея, подверг сына химической кастрации ради высокого голоса
...
"

Добавлено спустя 18 минут:
https://www.rbc.ru/economics/25/06/2019/5d11f6ac9a7947bf6195773c
"
Орешкин предупредил о «разматывании клубка глобализации» во время кризиса
Новый экономический кризис не будет похож на обвалы 2008-го или 2014 года и будет носить затяжной характер, рассказал министр экономического развития Максим Орешкин на дискуссии клуба «Валдай»

Автор: Ксения Назарова
25.06.2019 14:06


«Кризис, который мы ждем сейчас, не будет связан с достаточностью капитала банков, проблемами в финансовом секторе», — сказал Орешкин на дискуссионном мероприятии клуба «Валдай» в преддверии встречи G20. «Это обратное разматывание клубка глобализации, понижение общей эффективности производства и производительности труда по всему миру за счет того, что цепочки добавленной стоимости, которые размещались наиболее эффективным образом, будут дрейфовать в сторону меньшей эффективности».

По мнению Орешкина, период great moderation в мировой экономике, когда она восстанавливалась после глобального кризиса 2008 года, еще продолжается. Уже можно заметить некоторое замедление темпов роста глобальной экономики, однако «до кризиса еще далеко».

Чтобы избежать нового глобального кризиса, нужна новая модель глобализации, которая должна быть основана не только на свободном передвижении товаров, но и на снятии ограничений на передвижение технологий, а также на свободном доступе к образованию в любых учреждениях мира.

Кроме того, необходимо дать возможность развивающимся странам создавать новые отрасли и предоставить им равные права доступа на международные рынки.

По мнению Орешкина, сейчас страны «Двадцатки» не готовы всерьез обсуждать эти экономические реформы, поскольку кризис еще не наступил и острой необходимости что-то менять нет.


Каким будет новый кризис для России

Орешкин считает, что новый кризис для России будет носить иной характер в отличие от кризисов 2008 и 2014 годов (в 2014 году обрушились цены на нефть после нескольких лет нахождения на уровне $100 за барр. — РБК). «Не будет таких провальных, обвальных финансовых кризисов, но больше вероятность затяжных событий с низким ростом и затяжной инфляцией», — предположил министр.

Нечто похожее, по словам Орешкина, отечественная экономика переживала в 1980-е годы, когда в СССР наблюдался спад производительности труда на фоне падения цен на сырье, а также рост цен на товары народного потребления.

Россия уже ощутила замедление роста глобальной экономики. В частности, по мнению Орешкина, «под большим риском находятся показатели экспорта», которые заложены в майском указе президента.

Однако к новому глобальному кризису Россия готова гораздо лучше, чем одиннадцать и пять лет назад, уверен министр, в частности благодаря строгому следованию бюджетному правилу и переходу на плавающий валютный курс, который Россия осуществила в конце 2014 года. Тогда ЦБ отказался от интервенций для поддержки курса рубля и перешел на инфляционное таргетирование.

Согласно данным Института экономики роста им. П.А. Столыпина, Россия в 2018 году заняла 14-е место в списке крупнейших мировых экспортеров с долей 2,3% общемирового экспорта. Россия экспортирует сравнительно мало высокотехнологичной продукции (11,5% от всего промышленного экспорта страны), но остается одним из крупнейших поставщиков вооружений.

«Мы сверхзависимы от конъюнктуры мировых рынков, — отмечает директор Института роста им. Столыпина Анастасия Алехнович. — Более того, за прошедший год у нас падает доля экспорта в ИT, туризме, когда во всем мире их доля в мировой торговле увеличивается. И высокотехнологичный экспорт пока ничтожен, потому что у нас пока нечего поставлять, то есть плоха сама структура экспорта. Мы по-прежнему экспортируем по большей части сырьевые товары первого-второго переделов. Можно ли эту ситуацию переломить? Да, конечно. Опыт, допустим, Индонезии и других стран, зависимых от сырьевого экспорта, это нам наглядно показывает».


Если упадут цены на нефть

Снижение цен на сырье, по мнению Орешкина, уже неспособно оказать сильное влияние на рост российской экономики.

«У нас первый канал замедления глобальной экономики — это цены на сырьевые товары, и здесь у нас уровень, который нужен для платежного баланса, который нужен для стабильности бюджета, находится ниже $50 за баррель, то есть определенный запас существует», — сказал министр. Гораздо более уязвима с этой точки зрения Саудовская Аравия.

По словам Орешкина, падение цен на нефть уже не окажет такого негативного эффекта на экономику, что восемь-десять лет назад, но в то же время и рост цен уже не оказывает выраженного положительного воздействия.

В 2019 году, согласно материалам Счетной палаты, нефтегазовые доходы составят 40,8% всех доходов федерального бюджета по сравнению с 46,4% в предыдущем году, но лишь 39,6% в 2017-м.
"
-----------------
https://www.interfax.ru/russia/665858
"
Росмолодежь отклонила тысячу просьб граждан о блокировке сайтов
19:11, 19 июня 2019

Москва. 19 июня. INTERFAX.RU - Роскомнадзор по представлению Росмолодежи заблокировал доступ всего к 22 сайтам с информацией, склоняющей несовершеннолетних к совершению преступлений.

Как рассказали "Интерфаксу" в пресс-службе Роскомнадзора, с апреля на "горячую линию" ведомства поступило более тысячи жалоб на размещенные в интернете материалы. Все обращения были направлены на рассмотрение в Росмолодежь, и она отклонила большую часть из них. В Роскомнадзоре не ответили на вопрос, какого рода информация была заблокирована.

Там также отметили, что небольшая часть обращений проходит экспертизу.

Постановление правительства, которое в соответствии с указом президента РФ наделило Росмолодежь правом внесения ресурсов в реестр запрещённой в РФ информации, было подписано 21 марта. Ранее решение о внесении ресурсов в реестр могли вынести, кроме Роскомнадзора, МВД (борьба с порнографией и оборотом наркотиков), Роспотребнадзор (пропаганда суицида), Росалкогольрегулирование (незаконная продажа алкоголя) и ФНС (нелегальные казино). Также право внесудебной блокировки есть у Генпрокуратуры, которая направляет в реестр ссылки на ресурсы с призывами к массовым беспорядкам, пропагандой терроризма и экстремистскими материалами.

Президент РФ Владимир Путин 18 декабря прошлого года подписал закон о мерах противодействия сайтам, склоняющим детей к самоубийству или преступлениям, - так называемым "группам смерти" и "колумбайн-сообществам". Закон дополняет перечень информации, запрещенной для распространения среди детей.

Это информация, побуждающая детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и здоровью или жизни и здоровью других, либо направленную на склонение или иное вовлечение детей в совершение таких действий. Согласно закону, основанием для включения информации в реестр будет являться решение уполномоченного органа исполнительной власти. Также сокращается срок, в течение которого владелец сайта обязан удалить соответствующую интернет-страницу, а также срок, в течение которого хостинг-провайдер обязан ограничить доступ к таком сайту в случае бездействия владельца сайта. Сделать это необходимо незамедлительно, а не в течение суток, как это было предусмотрено ранее.

По данным инициатора данного закона, вице-спикера Госдумы Ирины Яровой, в 2017 году было заведено 200 уголовных дел в связи с вовлечением детей в "группы смерти" и "колумбайн-сообщества", заблокированы 1,5 тысячи сайтов и несколько сотен тысяч публикаций.
"
-------------------
Журнал "Популярная механика":
https://www.popmech.ru/technologies/488332-zaklyuchennye-v-seti-kak-internet-prevratilsya-v-bolshogo-brata/
"
Заключенные в сети: как интернет превратился в Большого Брата
К 2019 году интернет окончательно стал антиутопией: за каждым нашим шагом следят правительства, корпорации и хакеры, а любое слово может быть использовано против нас.

Редакция ПМ
21 июня 2019 08:00


Вы помните радужные перспективы, которые нам рисовал интернет?

Расцвет демократии; возможность неограниченного общения для людей, находящихся в самых разных частях света; гигантский объем знаний, приобретенных человечеством за всю его историю, — на расстоянии одного клика. Сегодня интернет забит фанатичными проповедями на любой вкус, сенсационными кликбейт-заголовками, а контролируют его несколько крупных компаний. Это игровая площадка для русских диверсантов, неонацистов и конспираторов. Интернет заманил платежеспособных клиентов на фестиваль Fyre и помог усадить тролля из Twitter в Овальный кабинет. И да, все, что вы читаете, смотрите, пролистываете, печатаете, отслеживается и передается сомнительным посредникам, представителям правительства и прочим интернет-гигантам. Мы и не заметили толком, как оказались страшно далеки от мечты.

Когда-то, еще в 1990-х, орегонский сенатор Рон Уайден просто хотел, чтобы интернет — и маленький человек, стучащий по клавишам в своей комнатенке в общежитии, подстегиваемый энергетиками и большой мечтой, — получил шанс. «Я понятия не имел, какие будут последствия», — говорит он мне, растянувшись на диване у себя в офисе и водрузив ноги на кофейный столик.

Экспертов, равных Уайдену по уровню технической компетентности, среди американской политической элиты больше нет. Помните, как в 2006 году бывший тогда сенатором Тед Стивенс рассказал, что «…получил интернет, который послали его подчиненные, только в 10 утра, потому что он застрял там среди других сообщений…», и разъяснил, что «интернет — это вам не грузовик, куда можно напихать всякой всячины, это набор специальных трубок»? Или как сенатор Оррин Хэтч допрашивал Марка Цукерберга, как можно зарабатывать на бесплатном продукте? Но Уайден не просто технически подкован; он связующее звено между хактивистским сообществом и конгрессом (хактивизм — от слов «хакер» и «активизм» — использование компьютерных сетей для продвижения политических идей, защиты прав человека и обеспечения свободы информации), где 69-летний демократ выступает в защиту сетевого нейтралитета, криптографической стойкости и компьютерной безопасности выборов. Есть у Уайдена и некоторая склонность к либертарианству, благодаря которой он, как член комитета сената США по делам разведки, периодически вытаскивает на свет случаи незаконного прослушивания, которым не брезгует Агентство национальной безопасности, или публично ставит под сомнение этичность применения ЦРУ программы дронов (программа использования беспилотников как карательного инструмента против террористов).Для Уайдена тема надзора и слежки — личная. Его родители бежали из нацистской Германии. Отец Уайдена, Питер, пошел добровольцем в отдел пропаганды американской армии, где писал памфлеты, имевшие своей целью деморализацию немецких солдат, а впоследствии занимался журналистикой. «Отец говорил: надо задавать трудные вопросы, — вспоминает Уайден. — Потому что самые крупные шишки всегда стремятся добиться пусть маленького, несправедливого, но преимущества».

И все же Уайден приложил руку к тому, что журнал «Экономист» окрестил термином techlash, — нарастающему потоку критики в адрес таких гигантов индустрии, как Google и Facebook. Он был одним из авторов нескольких законодательных актов, регулирующих интернет, в том числе исторического раздела 230 Закона о соблюдении правил приличия в системах связи 1996 года. Согласно закону, веб-сайты стали рассматриваться как библиотеки, и это освободило их от ответственности за то, что публиковали пользователи. Это причина, по которой YouTube до сих пор не завален исками об авторских правах, а Reddit не несет ответственности за публикации своих «реддиторов». Кроме того, закон разрешил веб-сайтам самим контролировать свой контент и по своему усмотрению удалять любые спорные материалы. «Щит и меч» — так Уайден называет эти две части раздела 230. Но технологические компании, надежно прикрытые «щитом» от ответственности, опустили свои «мечи», дав возможность иностранным правительствам превратить ничего не подозревавшие Facebook и Twitter в платформу для подрывной деятельности пятой колонны.

Уайден озабочен наличием таких ресурсов, как InfoWars, принадлежащий известному радиоведущему Алексу Джонсу, и распространением «языка ненависти». «А вы что, считаете нормальным — говорить оскорбительные вещи родителям, у которых погибли дети?» Тем не менее Уайден остается непоколебимым защитником свободы слова. «Я настаиваю на том, что правительство не должно регулировать контент веб-сайтов, — говорит он. — Но я бы хотел, чтобы крупные компании сами начали серьезно бороться с той пакостью, что творится у них на платформах. Ведь они, очевидно, способны на это, когда им выгодно, например, когда речь идет о порнографии».

Офис Уайдена, несмотря на весь богатый опыт и обширные знания его хозяина, на удивление скромно технически оснащен. Он похож на любое другое рабочее пространство — с семейными фотографиями, сувенирами и безделушками, с кипой бумаг на столе. Единственная видимая предосторожность — стикер, закрывающий камеру на ноутбуке. Но, в отличие от большинства политиков, сидящих в офисах, в распоряжении Уайдена имеется группа экспертов высочайшего уровня (неофициальное кодовое обозначение: guerrilla movement — «партизанское движение»). Старший советник Крис Согоян, авторитетный и неутомимый борец за кибербезопасность, называет Уайдена самым главным «ботаном» среди сенаторов (и считает это комплиментом). В прошлом году Согоян — при содействии босса — убедил Верховный суд начать кодировать свои имейлы; обнародовал информацию о том, что вблизи Белого дома все мобильные телефоны прослушиваются.


Интересное в сети

В этом году Уайден планирует взять под контроль то, что писательница Шошана Зубофф называет «надзорным капитализмом». Продажа ваших интересов, потребительских привычек или местонахождения тому, кто больше заплатит, и есть на сегодняшний день главная бизнес-модель Кремниевой долины. Онлайн-конфиденциальность становится главной темой в 2019 году и в новом избирательном цикле. Законопроект Рона Уайдена предоставляет пользователям возможность избежать слежки, а также обещает серьезные штрафы крупным компаниям и тюремный срок руководству, которое скрывает информацию о методах своей работы. Глава Facebook явно был не до конца честен перед конгрессом и американским народом, когда отчитывался о том, как компания обменивается данными. Но на прямой вопрос, отправится ли Цукерберг в тюрьму, Уайден ответил: «Мой закон не имеет обратной силы, так что никто не будет преследоваться за действия, совершенные в прошлом».

«К счастью, — произносит Уайден, перед тем как отправиться выступать с очередной речью перед сенатом, — в Америке правда всегда выходит наружу. Так утверждал мой отец».


Хронология сливов данных корпорациями

Апрель 2018

Становится известно, что Facebook передал личные данные 87 млн пользователей компании Cambridge Analytica, аффилированной с Трампом.

Сентябрь 2018

Uber заплатил $148 млн компенсации за утечку личных данных 57 млн пользователей.

Декабрь 2018

Google признает, что баг, обнаруженный в Google+, случайно открыл доступ к личной информации 52 млн пользователей.
Материал был впервые опубликован на сайте Esquire.ru.
"
----------------------
https://grodno24.com/world/noam-homskij-10-zhutkih-tryukov-s-pomoshhyu-kotoryh-kontroliruyut-massy.html
"
Ноам Хомский: «10 жутких трюков, с помощью которых контролируют массы»
22 июня 2019


Ноам Хомский — профессор языкознания в Массачусетском технологическом институте, лингвист, философ, общественный деятель, автор книг и политический аналитик считается одним из самых выдающихся мыслителей нашего времени, рассказывает El Club de los Libros Perdidos.

Его книги разошлись по всему миру. Особенно популярен составленный им список о способах манипулирования человеческим сознанием, к которым прибегают СМИ и правительства.

Прочитайте его — и вам много станет понятно:


1. Отвлечение внимания
...
2. Проблема — реакция — решение
...
...
3. Постепенность
....
4. Отсрочка исполнения
...
5. Инфантилизация народа
...
6. Упор на эмоции
...
7. Дебилизация населения
...
8. Продвижение моды на посредственность
...
9. Культивация чувства вины
...
10. Отличное знание человеческой натуры
...
За последние 50 лет успехи в развитии науки привели к образованию растущего разрыва между знаниями простых людей и сведениями, которыми обладают и пользуются господствующие классы.

Благодаря биологии, нейробиологии и прикладной психологии система получила в своё распоряжение передовые знания о человеке в области как физиологии, так и психики. Системе удалось узнать об обычном человеке больше, чем он сам о себе знает.

Это означает, что в большинстве случаев система обладает большей властью и в большей степени управляет людьми, чем они сами.
"
-------------------
https://www.nakanune.ru/articles/115253/
"
"Трансчеловеки" на Западе, войска на Украине, коммунизм в России: "Годы"
Будущее, которое они заслужили?

Автор: Елена Рычкова
25.06.2019 13:11 Мск

Закончился показ одного из самых ожидаемых сериалов 2019 года от BBC – "Годы", у нас его демонстрировал подаривший миру "Чернобыль" канал Home Box Office (HBO). В антиутопии "Годы" мы так же можем узнать о себе много нового – наша роль в безумном будущем от британских шоу-раннеров: воссоздание Советского Союза, возвращение Украины и дискриминация геев, даже не знаем, что лучше?

Итак, Дональд Трамп избран на второй срок, Ангела Меркель умерла, на Украине 97% населения проголосовали за введение "советских" войск, Россия вычислила, кто эти три процента несогласных и начала зачистку, Британия стонет под натиском беженцев из Украины. И, возможно, это не самое страшное. Дети не хотят быть людьми, – трансгуманизм в прямом смысле – они чувствуют себя запертыми в своих телах компьютерными программами, учителя в школе задумываются, действительно ли Земля круглая, и верят в то, что микробов на самом деле не существует, их придумали медицинские корпорации.
...
...
"
----------------------
Возможно - в педоистерию надо было...
https://rusvesna.su/news/1561230901
"
«Сексуальные секты» и мафия извращенцев: враг разрушает семью и цивилизацию

23.06.2019 - 7:30


Адвокат Адвокатской палаты Московской области, руководитель Научно-исследовательского и экспертного учреждения «Центр экономических и социальных исследований и экспертиз» Александр Александрович Корелов прокомментировал страшный случай, о котором «Русская Весна» писала 20 июня.

«Случившееся на днях происшествие, когда в больницу попал двенадцатилетний подросток с признаками сексуального насилия, является очень показательным случаем. Показательным не только тем, что насилие над детьми продолжает иметь место. Такие случаи бывали и раньше, даже в спокойные советские времена.

Но особо показательно то, что этот молодой человек был растлён усыновившим содомитом и его партнёрами, проживавшими в блудном сожительстве, которое современное безумное журналистское сообщество уже окрестило «однополым браком».

Уже несколько лет мы все наблюдаем полную деградацию современного общества, прежде всего общества пресловутых «западных стран», которое по явной указке политического закулисья целенаправленно и настырно навязывает всем нам свои похабные «ценности», явно не совпадающие не только с традиционными нравственными устоями, но и со здоровой психикой.

Давно понятно, что любой политик или примкнувший к ним (и к денежной кормушке) «правозащитник», считающий, что браки могут быть однополыми, является либо шизофреником, либо мерзавцем.

Если политик искренне считает, что брак может быть однополым, то это явно свидетельствует о наличии у него бредовых идей. Ведь понятие «брак» никак не вяжется с понятием «однополости». Брак — это союз разнополых людей. И он точно также не может быть однополым, как и квадрат не может быть круглым.

Если же политик искренне так не считает, но все равно говорит об однополых случках, как о браках, то этот политик или правозащитник — откровенный подонок, место которому в бараке № 5 имени товарища Берии.

К слову сказать, чем больше я смотрю на разгул современной западной лжедемократии, тем больше уважаю товарища Сталина. Не будучи идейным сталинистом, я вижу, что многое из того, что называют репрессиями, было совершенно нормальной деятельностью по защите нашего народа от западного и прозападного отребья.

К такому отребью российское, пока еще не окончательно разложившееся, общество относит как активных участников, так и различного рода лоббистов так называемого ЛГБТ-сообщества, пропагандистов половых извращений, адепток феминизма, чайлдфри и прочую им подобную гниль.

Я уже много лет занимаюсь проблематикой опасных для общества явлений. И могу со всей определенностью заявить, что «ЛГБТ-сообщество» ничем не лучше тех же сайентологов, «секты бога Кузи» и прочих сект.

Одной из проблем, обозначившихся в последние годы, стала проблема «сексуальных групп», т. е. небольших по численности объединений граждан на почве тех или иных половых извращений, начиная от «тантрического секса» и заканчивая махровым садомазохизмом.

Эти группы имеют признаки сект, но основаны они на ином, не религиозном фундаменте, хотя и ничем не отличаются от сект по методам обработки сознания. Вокруг подобных групп уже формируются устойчивые преступные сообщества, промышляющие не только банальным мошенничеством, но и торговлей «живым товаром».

В последнее время специалисты наблюдают рост криминальной активности вокруг сексуальных групп так называемого БДСМ-сообщества. Спрос на эту патологию, подпитываемый пропагандистским мусором типа «Пятидесяти оттенков серого», рождает и предложения для особо утонченных ценителей этой формы полового удовлетворения. И этим не замедлили воспользоваться различного рода криминальные элементы и аферисты.

По методам своей деятельности и методикам промывания мозгов ЛГБТ ничем не отличается от сект.
...
...
Для этого нужна здоровая идеологическая модель, пресекающая любые опасные для общества идеологические концепции, включая не только пропаганду половых извращений, но и феминизм, идеологию чайлдфри и им подобные.

Россия должна снова стать страной многочисленных, умных, здоровых и счастливых детей. Это должно быть основной целью и задачей государства».


Читайте также

«Погрузить Россию во тьму» — опасные последствия «атакующей обороны» США
По плану борьбы с Россией: назван новый глава Пентагона

"
---
О случае с мальчиком:
https://rusvesna.su/news/1561051459
"
В Москве 12-летний мальчик из однополой семьи госпитализирован с признаками изнасилования


20.06.2019 - 20:41


Врачи столичного НИИ неотложной детской хирургии и травматологии спасают необычного пациента. 12-летний мальчик поступил в клинику с приступом аппендицита, однако позже медики заподозрили, что его изнасиловали.

Ребенка доставили в НИИ НДХиТ с диагнозом «острый аппендицит» во вторник, 18 июня. Но после обследования медики были в недоумении: никаких признаков именно этой болезни не было. Мальчику провели более углубленное обследование, при этом ребенок все время жаловался на боли. Тогда врачи попытались разговорить маленького пациента и пришли в ужас.

«Мальчик боялся ложиться на кушетку, а когда его начали расспрашивать — рассказал, что ему бывает больно, когда он ложится, — поделился с РЕН ТВ источник в медицинских кругах. — По словам ребенка, он рос в неблагополучной семье, а затем его сдали в детский дом. Из детского учреждения его усыновил новый папа».

По словам источника, мальчик также рассказал, что на самом деле у него «два папы», они живут вместе и «спят в одной кровати». Врачи немедленно сообщили обо всем в правоохранительные органы.
...
...
...
Детские правозащитники уверяют, что ранее к этой семье никаких вопросов не возникало: «Старший приемный сын здоров, у младшего слабоумие. Мужчина забрал младшего на домашнее обучение, нанял репетиторов абсолютно по всем предметам — в детей он реально вкладывался».

Следователи проводят проверку. Родители были приглашены на беседу в Следственный комитет.
"
--------------------------
http://press-centr.com/ru/news/39887_Bukovinets-cherez-video-na-Pornhub-opinivsya-na-lavi-pidsudnikh
"
Буковинец через видео на Pornhub оказался на скамье подсудимых

23.06.19, 19:09


Буковинец снял на видео, как занимался сексом на территории заброшенного сахарного завода в селе Нелипівці Кельменецкого района. За это ему пришлось отвечать перед судом.

В частности, как говорится в Едином государственном реестре судебных решений, 2 октября 2018 года мужчина снял с помощью камеры на планшете свои ласки с другим лицом и разместил видео на ресурсе Pornhub.

Согласно заключению искусствоведческой экспертизы в этом видео содержатся признаки порнографии и оно относится к продукции порнографического характера. Поэтому, мужчина нарушил часть 2 статьи 301 УК Украины (изготовление, перемещение и распространение видеопродукции порнографического характера).

Суд признал мужчину виновным и назначил 1700 гривен штрафа. Кроме того, ему придется оплатить 1859 гривен за привлечение эксперта.
"
--------------------------
+история запрета/разрешения абортов в США
https://knife.media/abortion-law-usa/
"
Кому выгоден пролайф? Почему запрет абортов в США — это борьба за президентское кресло 2020 года, а не за жизни

Елизавета Пономарева
25 июня 2019


Этой весной наиболее консервативные штаты Америки один за другим выдвигают законопроекты о запрете абортов, словно соревнуясь, кто строже. Пока что рекорд у Алабамы, грозящей за прерывание беременности 99 годами заключения. Но ни один из этих актов не может вступить в силу, потому что все они противоречат Конституции — и, как ни странно, именно такими и задуманы. Зачем в США «проталкивают» абсурдные проекты, объясняет ведущая телеграм-канала «Женская логика» Елизавета Пономарева.


Соблазнение пастором прихожанки: как запретили аборты в XIX веке

Исторически американцы смотрели на проблемы аборта (в справочниках домашней медицины XIX века это называлось «нерегулярным циклом») сквозь пальцы: перенесенные из Британии принципы общего права запретили прерывать беременность после первых шевелений плода (приблизительно 20-я неделя), но законов, которое прямо это утверждали бы, принято не было. Так что, например, лечебник Уильяма Бьюкена в пяти томах, известный нам из школьного курса литературы, давал полезные советы, как быть матери и хозяйке в такой ситуации: побольше физических упражнений, немного корня ревеня и настой алоэ и корицы на вине (Dr. Buchan’s domestic medicine. 1812).

«Мать моя помолилась Богу и решилась оставить уфимских докторов, а принялась лечить меня по домашнему лечебнику Бухана».
— «Дет­ские годы Багрова-внука» С. Аксаков

Предположительно, в середине XIX века около 20–25 % беременностей в США заканчивались абортом (James C. Mohr. Abortion in America: The Origins and Evolution of National Policy. 1978). Как правило, на эту меру шли незамужние женщины. Первый закон о запрете абортов как раз связывают с одной такой историей.

В 1817 году в Коннектикуте 50-летний пастор по имени Амми Роджерс соблазнил 21-летнюю прихожанку Асену Смит. А когда она забеременела, отказался жениться и вместо этого принес ей некое снадобье. Препарат не помог, и Роджерс сбежал, но у Смит через некоторое время начались боли, и она родила мертвый плод. Роджерса привлекли к суду, однако выяснилось, что обвинить его толком не в чем, ведь закон не запрещал ни добрачные связи, ни аборты.

Возможно, именно из-за этого скандального дела в 1821 году законодательное собрание Коннектикута приняло закон о запрете медикаментозных абортов после первых шевелений — причем наказанию подвергались лица, предлагавшие снадобья, а не сами беременные. Спустя 20 лет 10 из 26 штатов приняли аналогичные законы.

На протяжении XIX века рождаемость в США падала: в начале века американка, как правило, рожала за свою жизнь семь или восемь детей, а к концу это число упало в среднем до 3–4. Причем особенно резко рождаемость снижалась среди белых женщин среднего и высшего класса.
К абортам всё чаще прибегали не незамужние девушки, а замужние американки среднего класса, уже имеющие детей. В этом, конечно, поспешили обвинить движение за права женщин. Поэтому в новых законах ограничение абортов часто шло рука об руку с ограничением контрацепции — цель была не столько спасти нерожденных, сколько контролировать женское поведение.

Например, в 1873 году федеральный закон Комстока полностью запретил продажу контрацептивов и абортивных средств. Его автор, почтовый инспектор Энтони Комсток, был фанатичным борцом с порнографией. Он добился, чтобы Конгресс запретил доставку американской почтой или другими способами транспортировки любых непристойных материалов, а также публикацию любой информации о методах аборта, контрацепции и т. п. С его точки зрения, предохраняться можно было только бесплатно — то есть с помощью воздержания. А если вы делали это за деньги, например покупая с помощью объявления в газете «Женский тоник» или «Мамину подружку» (так в рекламе того времени называли пессарии, шприцы с антисептическим растворами и другие контрацептивы), то вы вели себя совершенно аморально.

К 1900 году аборты запретили во всех штатах, исключением было только одобрение лицензированного врача.


Почему медики стали выступать за аборты

Именно врачи изначально были лидерами антиабортного движения в США. Отчасти причина была благородной — спасение женщин от непроверенных снадобий, например. А отчасти корыстной: зарождающаяся официальная медицина пыталась отбить рынок у неофициальной — забрать беременных клиенток у бабок и повитух.
В начале XX века в США было опубликовано несколько влиятельных работ, которые доказывали, что роды — это патологическое состояние организма, крайне опасное для матери и ребенка, и потому они должны проходить под контролем профессионалов в специальных учреждениях.

Например, в 1915 году в первом номере Американского журнала акушерства и гинекологии об этом писал доктор Джозеф ДеЛи, автор основополагающего учебника по акушерству того периода.

В то же время в США стал расти уровень материнской смертности (на фоне общего ее снижения). Это было связано с распространением больничных инфекций и родильной горячкой — заражением крови при родах, которое ответственно за половину материнских смертей в 20-е годы. Инфекции заносили сами доктора, так как идея тщательно дезинфицировать руки — скажем, по пути со вскрытия на роды — изначально принималась джентльменами в штыки. Первые изобретенные инструменты, наркоз того времени, чрезмерная медикализация приносили больше вреда, чем пользы. Для здоровой беременной в начале XX века старая надежная повитуха была куда более оптимистичным вариантом, чем молодой ученый доктор. Что примечательно, обеспеченные женщины умирали при родах чаще, чем бедные, которые не могли позволить себе роддом (Death in Childbirth: An International Study of Maternal Care and Maternal Mortality 1800–1950, Irvine Loudon, 1992).

Докторам нужно было победить конкуренток, и для этого использовались законы и стандартизация процедур. Конечно, велась и научная работа, и в 1930-х годах материнская смертность начала падать, в частности, благодаря внедрению антибиотиков.

К 1960 годам споры об абортах разгорелись снова в связи с укреплением женского движения. Колорадо смягчило свое законодательство в 1967 году, за ним последовали Калифорния и Нью-Йорк.
Примерно тогда же, в 60-е, лидерами антиабортного движения стали религиозные группы. Самая старая подобная группа — National Right to Life — была основана в 1968 году. И по сей день финансирование пролайф-движения исходит в основном от религиозных консервативных источников.

Среди них, например, Дик и Бетси Девос, номер 25 в рейтинге американских благотворителей по версии Forbes 2015 года. Бетси сегодня — министр образования США, а Дик — всего лишь сын сооснователя компании Amway и 351-й богатейший человек в мире по данным Forbes 2012 года.

Медики же изменили свои позиции. Так, в апреле 2019 года уважаемая Американская медицинская ассоциация вместе с Planned Parenthood выступала в суде против решения администрации Трампа остановить выделение бюджетных средств на работу центров планирования рождаемости, в которых, в частности, могут делать аборты малообеспеченные женщины.
Дело Роу против Уэйда: как утвердили право на аборт

В 70-е годы юристки Линда Коффи и Сара Веддингтон искали истицу, от имени которой они могли бы подать иск к штату Техас. Такой истицей стала Норма Маккорви (в суде ей дали псевдоним Джейн Роу, а Уэйд — это окружной прокурор Техаса): она пыталась — и не смогла получить разрешение на прерывание беременности. Она даже рискнула обратиться в нелегальную клинику, но заведение закрыла полиция. В итоге Норма родила и отдала ребенка на усыновление.

Дело получилось очень замысловатым.
Во-первых, пока дело двигалось вверх по инстанциям, истица родила, так что вроде бы не имела больше интереса в разрешении спора.

Аналогичная ситуация возникла ранее в деле Грисвольд против Коннектикута, когда врачи пытались добиться права выписывать средства контрацепции, но было решено, что они не могут представлять права пациентов. Тут судьи решили, что, поскольку тяжбы тянутся долго, если создать подобный прецедент, то беременные вообще не смогут защищать свои права в суде.

Во-вторых, юристы вывели право на аборт из «права на неприкосновенность частной жизни», которого в Американской конституции нет. Но это право можно вывести из Девятой поправки, которая подсказывает, что список прав в Конституции не является исчерпывающим:

«Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом».

Судьи в целом склонялись на сторону Роу, но тут возникла новая проблема: разрешить аборт на любом сроке было однозначно недопустимо. Суд признавал, что, с одной стороны, принуждение к деторождению влечет за собой вред физическому и психическому здоровью матери. С другой, существует государственный интерес в защите здоровья матери (так как аборт на поздних сроках опаснее) и здоровья плода.
Значит, нужно было определиться с границами. Границами возникновения человеческой жизни — ни больше, ни меньше. Закон Техаса исходил из того, что жизнь возникает в момент зачатия, но судьи Верховного суда пришли к выводу, что Конституция всё же не ведет речь об эмбрионах, и нерожденные дети прав человека не имеют.

Что же касается точного момента возникновения человеческой жизни, судьи сошлись на том, что раз уж теологи и философы по сей день спорят, то юристам точно не стоит лезть не в свое дело.

Чтобы определиться с выбором срока, судья Блэкмун провел неделю в клинике Майо, изучая историю абортов. В итоге было решено, что процедура прерывания беременности в первом триместре безопаснее, чем роды, поэтому в этот период право женщины не может быть ограничено и следует соблюдать только минимальные медицинские правила безопасности, такие как обращение к лицензированным специалистам. Во втором триместре, решил суд, аборт допускается только в узком ряде случаев. А в третьем предполагается, что плод уже жизнеспособен, и государство получает право полностью запретить аборты, потому что заботится и о здоровье матери, и о жизни потенциального ребенка, — исключением является только необходимость спасти жизнь роженицы.

Итак, 22 января 1973 года Верховный суд издал решение 7 к 2 голосам в пользу Роу:

«Лицо может выбрать прерывание беременности до момента, когда плод становится жизнеспособным, исходя из права на неприкосновенность личности… Жизнеспособность означает способность к жизни вне матки, что обычно происходит между 24-й и 28-й неделями после зачатия».

Таким образом закон Техаса — а значит, и все аналогичные законы штатов — были признаны неконституционными.


Ставка на Бретта Кавано: как склонить Верховный суд к пролайфу

Решение Верховного суда не завершило борьбу между сторонниками и противниками абортов, и попытки отменить решение по делу Роу случались не раз. Например, президент Рейган назначал с этой целью консервативных судей: недаром он еще в своей предвыборной кампании в 1980 году пообещал добиться отмены решения по делу Роу.
Штаты (тот же Техас) пытались подойти к запрету с разных сторон: например, ограничивая права на работу клиник, предоставляющих услуги прерывания беременности. Прямо сейчас идет тяжба, в ходе которой в Миссури могут закрыть последнюю оставшуюся клинику Planned Parenthood в городе Сент-Луис, — и тогда это будет первый штат в США, где аборт, может, сделать и можно, только негде.

Наконец, в этом году благодаря тому, что президенту Трампу удалось назначить двух консервативных судей — Нила Горсача и Бретта Кавано — и таким образом добиться перевеса консерваторов (5 к 4), шансы опрокинуть Роу оказались реальными.

Кавано считается противником абортов. В 2018 году он в суде федерального округа Колумбия высказал свое особое мнение по делу Гарзы против Харгана (Garza v. Hargan). Речь шла о 17-летней мексиканке, которой не позволяли выйти из центра для нелегальных иммигрантов, чтобы посетить клинику и сделать аборт. С его точки зрения, решение суда было «основано на конституционном принципе столь новом, сколь и неверном: новом праве для незаконных несовершеннолетних мигрантов, находящихся в центрах для содержания США, немедленно получать по требованию услуги по прерыванию беременности, тем самым подрывая любые попытки правительства оперативно передать несовершеннолетних их спонсорам до того, как они примут такое важное жизненное решение» (под спонсорами имеются в виду родственники и опекуны). Также в своих научных работах Кавано склонялся на сторону судей, у которых были особые мнения по делу Роу. И в целом известно, что по любому вопросу он обычно выступает максимально консервативно.

Но чтобы ставка на Кавано сработала, нужно, чтобы Верховный суд снова снял с полки решение по делу Роу — и консервативные законодатели взялись за работу. Всего этой весной было предложено около 30 законопроектов разной степени строгости. В настоящий момент работа идет в трех направлениях:

— В ряде штатов ограничивают доступ к абортам, оставаясь в рамках федерального законодательства.

— В ряде штатов принимают так называемые trigger law — законы, которые вступят в силу, если решение по делу Роу будет отменено.

— Самые решительные принимают антиконституционные законы, которые неизбежно вызовут судебные споры, и, если эти тяжбы дойдут до Верховного суда, есть шанс, что его позиция изменится.


Подтасовка с сердцебиением: невозможный для аборта срок

Самые радикальные законопроекты основаны на относительно новой идее: ограничить срок, когда аборт допустим, моментом определения сердцебиения плода — это около 6-й недели. Имеется в виду сердечная деятельность, которую можно услышать с помощью аппарата УЗИ.
Гинекологи уточняют, что называть это сердцебиением плода нельзя: во-первых, до 8 недель говорят только об эмбрионе, а не о плоде; во-вторых, у эмбриона нет сердца — это грубо говоря, лишь пульсирующий сгусток клеток, который может стать сердцем со временем.

Среди выступивших против этой идеи медиков — доктор Тед Андерсон, президент Американской коллегии акушеров и гинекологов (ACOG).

Проблема еще и в том, что на 6-й неделе женщина может и не знать, что она беременна, особенно если у нее неровный цикл. Так что де-факто такая постановка вопроса равна полному запрету абортов.

Идею с сердцебиением подала сеть пролайф-движений Faith2Action: новые законопроекты прямо основываются на предложенном ею модельном законе. F2A считает, что если женщина хочет прервать беременность, она должна пройти процедуру УЗИ: и если врач услышит биение сердца, он должен ей отказать. Единственное исключение — риск жизни матери. F2A не считает допустимым аборт в случае изнасилования или инцеста, потому что «дитя не должно страдать за грехи своего отца». Идеологи движения утверждают, что звук пульса означает, что беременность приведет к рождению жизнеспособного ребенка и это признак «нерожденной человеческой личности» — что для медиков большая новость.

«У эмбрионов мышей, например, присутствует явный сердечный ритм в крошечном, незрелом сердце на 8,5 днях развития, но этого точно недостаточно, чтобы обеспечить жизнеспособность, — говорит Дженет Россо, старшая научная сотрудница и почетная руководительница отдела исследований Госпиталя для больных детей в Торонто. — … Это предпосылка будущей жизнеспособности, но самого по себе этого недостаточно».

Первыми попытались ввести аналогичный закон в Северной Дакоте еще в 2013 году, но он был сразу отменен как антиконституционный. Идеи F2A казались слишком радикальными даже ряду пролайф-организаций. Но как возможность потрясти Верховный суд они, видимо, неплохи. Законы о сердцебиении решили принять в Алабаме (до 99 лет лишения свободы для врача), Джорджии, Кентукки, Миссури, Миссисипи, Огайо, Луизиане.
Огайо так вообще отличился попыткой вывести из страхования все виды контрацепции и считать абортом даже внематочную беременность, потому что депутат Джон Бекер — к ужасу медиков — уверен, что эмбрион можно подсадить обратно в матку!

После спора в твиттере с гинекологами он прислал им две медицинские статьи о подобных операциях: доклад об одном случае, составленный в 1917 году, и доклад врача, который вроде бы наблюдал за другим случаем в 1990 году (тот же автор прославился своей книгой о том, как добиться нужного пола ребенка правильными позами в процессе зачатия).
В Джорджии решили приравнять аборт после 6-й недели к убийству и наказывать и врачей, и женщин, и даже тех, кто, скажем, помог беременной выехать за границу штата, чтобы сделать аборт в другом месте, или дал ей денег. Женщин, переживших выкидыш, решено на всякий случай допрашивать — а вдруг они пили-курили во время беременности и виноваты в причинении эмбриону смерти по неосторожности?

Надо сказать, не все штаты выступают в едином порыве. Нью-Йорк, Вермонт, Иллинойс, Массачусетс, Род-Айленд, Мэн, Канзас, Невада и Гавайи рассматривают как минимум законы, соответствующие решению по делу Роу, либо расширяющие доступ к абортам. В Мэне, например, предложено разрешить не только докторам, но и фельдшерам и помощникам врачей проводить необходимые процедуры. А в Нью-Йорке собираются выделить дополнительное финансирование абортов для малоимущих пациенток.

Поддастся ли Верховный суд, точно сказать нельзя. В начале июня он издал два решения по поводу законов Индианы, касающихся абортов. С одной стороны, суд согласился с тем, что абортированные эмбрионы должны быть похоронены или кремированы. Но, с другой, допустил прерывание беременности на основании пола эмбриона или наличия у него отклонений. Таким образом, обе армии получили неудовлетворительный ответ.


Война против женщин как предвыборная программа — 2020

Ни один из новых законов пока не вступил в силу, да и не может. Если вернуться к реальности, то доля абортов в США в последние годы сокращается и без помощи законодателей: в 2015 году было зарегистрировано 11,8 аборта на 1000 женщин от 15 до 44 лет, причем с 2006 по 2015 годы доля абортов сократилась на 26 %. Предположительно, причина — распространение контрацепции.

Но, разумеется, противостояние только усилилось. В разразившемся шуме все ждали мнения президента. 19 мая в своем твиттере Трамп заявил:

«Я всецело за жизнь, с тремя исключениями: изнасилование, инцест и защита жизни матери — точно так же, как Рональд Рейган».

Таким образом Трамп показал, что инициатива Алабамы — это перебор даже для него, но в целом поддержал направление движения. Он также написал, что республиканцы должны объединиться ради «победы жизни в 2020 году».

С большой вероятностью тема абортов станет одной из ведущих тем предвыборной борьбы будущего года, в которой Трамп собирается участвовать.
И демократические кандидаты, такие как Кирстен Джиллибранд или Пит Буттиджич, конечно, уже высказываются по этому поводу. Крайности, на которые идут законодатели некоторых штатов, подливают масла в огонь: демократы говорят о развернутой войне против женщин.

В ход, конечно, пойдет аргумент о материнской смертности. В современных США самый высокий уровень материнской смертности среди развитых государств (26,4 смерти на 100 000 родов, по сравнению с, например, 7,3 в соседней Канаде), и мало того, он растет и оказывается хуже всего именно в тех штатах, где планируют ужесточить законодательство об абортах. А, как известно, это всегда ведет к росту числа нелегальных абортов.

Республиканцы (ссылаясь на те штаты, где допускают аборты в некоторых случаях на поздних сроках) — будут говорить о детоубийстве, а также о нагрузке на страховую систему.

Но и демократам есть что сказать о денежном вопросе. Штат Джорджия сумел привлечь крупнейших игроков американского кинематографа, снизив налоги на производство фильмов. Но весной Netflix, HBO, Disney, Sony, Time Warner и ряд других компаний заявили, что выведут производство из штата, если местный закон вступит в силу — а это лишит регион рабочих мест и инвестиций.

Сами американцы по поводу права на аборты традиционно делятся примерно поровну, но в недавнем опросе CBS News 67 % сказали, что решение по делу Роу нужно оставить в силе, и только 28 %, что его следует отменить.

Таким образом, тема абортов может сыграть решающую роль на будущих выборах, но для кого именно она станет козырем — пока не ясно. Так, например, движение #MeToo помогло демократам провести в законодательные органы рекордное число мобилизовавшихся женщин, но при этом решительной победы как партия они не одержали.
От того, кто выиграет войну за/против абортов, будет зависеть дальнейшая политика в отношении прерывания беременности, в том числе отчасти и во многих других странах. Дело в том, что Дональд Трамп сделал тему аборта рычагом влияния на зарубежные организации, финансово зависимые от США.

С 2017 года действует так называемое правило кляпа (gag rule): любая зарубежная организация, получающая средства из США, не вправе не просто проводить, а даже упоминать аборты в каких-либо просветительских материалах — даже если деньги на эту часть работы поступают не из США.

Так что у всего мира есть все основания следить за ходом этой борьбы.
"
-------------------
https://chips-journal.ru/reviews/pocemu-deti-vstupaut-v-opasnye-soobsestva-v-socsetah
"Почему дети ищут шок-контент в соцсетях и вступают в опасные сообщества? Рассказывает подросток"
"воды" много...
---------
https://spbvedomosti.ru/news/country_and_world/deti-v-internete-chto-ishchut-shkolniki-v-seti/
"
Дети в Интернете. Что ищут школьники в Сети?

Михаил Рутман
24 Июня 2019


Современные родители впервые дают ребенку мобильное устройство, когда тому исполнится 3 года. Об этом говорят соцопросы. Они же утверждают: к 11 - 14 годам гаджеты есть практически у всех. А в 15 - 18 лет около трети подростков проводят в Интернете все свободное время. Сколько конкретно, почти половина детей скрывают. Так же, как и то, на какие сайты они заходят и какие «взрослые» фильмы смотрят.

Так где же на самом деле «гуляют» наши дети, выходя в Сеть? По данным специалистов «Лаборатории Касперского», больше всего времени (30%) они отдают ресурсам с программным обеспечением, а также с аудио- и видеоконтентом. На втором месте (29%) - средства интернет-коммуникации (социальные сети, чаты и форумы). На третьем (23%) - электронная коммерция. И далее - с большим отрывом: новости, поиск работы, компьютерные игры и т. д.

А что же ищут детки на просторах Сети, когда не болтают в чатах? Ответ, боюсь, понравится не всем. На первом месте (13,86%) - порнография, на втором (9,21%) - компьютерные игры, на третьем (8,67%) - онлайн-переводчики. Образовательные ресурсы, увы, в этом списке лишь шестые.

Практически у всех школьников есть страницы в социальных сетях. Там они активно общаются как с друзьями, так и с незнакомыми людьми. Причем с последними половина детишек вступает в контакт не по собственной инициативе, а принимая чье-то приглашение. Как правило, мальчики и девочки охотно рассказывают новым знакомым о себе, присылают фотографии из своей жизни. И часто сами не замечают, как становятся игрушкой в чужих руках.

Несколько лет назад в обиходе появился даже новый термин - «овершеринг». Что означает стремление человека сообщать о себе больше, чем стоило бы, пренебрегая безопасностью. Ребенок, не задумываясь, может, к примеру, рассказать, сколько зарабатывают родители, куда прячут деньги и ценности, когда их не бывает дома (семья уезжает в отпуск, на дачу и т. д.). Может сообщить сведения интимного характера (часто - с приложением фотографий), сделавшись впоследствии объектом шантажа или вымогательства. «Лишняя» информация может также использоваться для кибербуллинга - травли в Интернете, порой приводящей ребенка даже к попыткам суицида.

На просторах Сети нашим детям угрожает и масса других опасностей: «сайты самоубийц» и предложения хорошо подзаработать на доставке наркотиков (или хотя бы на их «трафаретной» рекламе), разного рода сектанты и педофилы, тролли и изготовители детской порнографии. Не говоря уж о мастерах фишинга, заманивающих яркими баннерами или, наоборот, пугающих: «Ваш компьютер заражен, перейдите по ссылке...». За чем с большой степенью вероятности следует скачивание вредоносного вируса, который либо обнуляет онлайн-кошельки (если таковые имеются), либо разрушает операционную систему.

Ребенком движет любопытство, реальной опасности такого рода контактов он оценить, как правило, не может. А «нависать» над ним целыми днями никакой родитель не в состоянии.

Рекомендации специалистов, на первый взгляд, не отличаются оригинальностью. «Больше общаться со своим ребенком» - чего уж тут нового? Да, но специалисты-компьютерщики имеют в виду другое - общаться не на кухне за кружкой чая (что само по себе не исключено и даже похвально), а в Интернете. Подружиться с ребенком в социальных сетях. Сделать его равноправным собеседником в семейных чатах. Постараться открыто, на правах старшего товарища войти в те группы, в которых состоит он.

Не отставайте от своих детей в познании Интернета - это не только поможет вам говорить с ними на одном языке и даст общие темы для разговоров, сблизит вас, но и позволит оценить риск той или иной технологии и подсказать детям, как безопасно использовать новое приложение.

Ваш ребенок сам может стать для вас прекрасным источником информации о технологических новинках, ведь дети с удовольствием пробуют все новое. Более того, от него вы будете узнавать о тех новшествах, которые заинтересовали именно его. Слушайте ребенка, интересуйтесь, задавайте вопросы. Если на какие-то из них он ответить не смог или его ответ показался вам туманным, обратитесь к интернет-ресурсам, и, возможно, на следующий день вы уже сами сможете рассказать сыну или дочери что-нибудь интересное «по теме».

Разумеется, необходимы и просветительские беседы на тему «техники компьютерной безопасности». В Сети есть множество сайтов, посвященных этой теме. Их создают и компании, производящие защитное программное обеспечение, и организации, занимающиеся защитой прав детей, и просто неравнодушные люди.

На случай же «непредвиденных контактов» необходимы «защитные барьеры». На всякий случай установите на «детские» компьютеры специальные программы для блокировки нежелательного контента. Некоторые родители боятся, что дети эти «барьеры» легко обойдут. Но, во-первых, практика показывает, что большинство детей, проинструктированных родителями по поводу техники безопасности, правильно воспринимают такую меру. Во-вторых, важно не перегибать палку - если вы не будете запрещать 14-летнему подростку игры для 8-летних, у него не будет соблазна искать обходные пути.

Надо ли говорить, что все эти мероприятия требуют определенной компьютерной грамотности (и, не побоюсь этого слова, новой культуры) от родителей. Но в данном случае можно быть абсолютно уверенным, что «лишние» знания будут отнюдь не бесполезны и для них самих.


Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 112 (6465) от 24.06.2019 под заголовком «Дети в Интернете».
"
-------------------
https://meduza.io/feature/2019/06/20/smert-na-rabochem-meste-posttravmaticheskoe-rasstroystvo-i-ugrozy-ot-kolleg
https://mediananny.com/novosti/2333753/
"
Модераторы Facebook жалуются на ужасные условия труда - вплоть до смерти на рабочем месте

17:43 25.06.2019


Когда Facebook появилась на рынке, работать в ней считалось за счастье. Но теперь, похоже, условия труда сотрудников соцсети оставляют желать лучшего. В 2016 году, после скандала с утечкой личных данных избирателей, Facebook расширила штат сотрудников, отвечающих за модерацию контента и безопасность до 30 тыс. человек, дополнительно открыв три офиса в Фениксе, Тампе и Остине.

В феврале 2019 года журналист The Verge Кейси Ньютон рассказал о работе офиса модераторов фейсбука в Финиксе, штат Аризона. Ему удалось выяснить, что сотрудники фирмы-подрядчика Cognizant часто страдают от бессоницы и испытывают пробелы с психическим здоровьем из-за постоянного просмотра контента, который содержит сцены насилия, издевательств над животными и детскую порнографию.
...
...
Один из самых страшных случаев произошел весной прошлого года в офисе подрядчика в Тампе. 42-летний Кит Атли, работавший модератором в ночную смену, умер на рабочем месте. Бывший сотрудник береговой охраны постоянно жаловался коллегам на стресс от просмотра контента и боялся, что его уволят. По словам очевидцев, Кит упал на рабочий стол, но сотрудники заподозрили, что он не просто устроил себе передышку, только после того, как Атли без сознания сполз на пол.

Менеджер вызвал скорую, коллеги попытались оказать Киту первую помощь, но из-за удаленности офиса от главной дороги, а также невнятной вывески медикам понадобилось 13 минут, чтобы добраться до места трагедии. Атли отвезли в больницу, где констатировали его смерть. У мужчины осталась жена и две дочери.

Сотрудники говорят, что на следующий день многие менеджеры скрывали от работников смерть Кита, утверждая, что с ним все в порядке, но правда вскрылась, когда за вещами Атли пришел его отец.

В Cognizant заявили, что данных о связи смерти Атли с работой нет.
...
В результате рабочая атмосфера, по словам многих сотрудников, похожа на старшие классы школы: люди постоянно устраивают перепалки, заводят романы и курят марихуану. Кроме того, сотрудники жалуются на харассмент и воровство.
...
"
---------------------
http://nv.am/seks-roboty-zakat-tsivilizatsii/
"
Секс-роботы – закат цивилизации?
25/06/2019

Секс-роботы — это шанс на излечение многих сексуальных дисфункций этичным образом. Их со временем включат в медицинскую страховку. Однако с этого момента начнется закат цивилизации, — считает известный американский психолог Марианна Брэндон.

Брэндон уверена, что переломный момент наступит, когда терапию с помощью секс-роботов включат в медицинскую страховку. Конгресс США, где преобладают пожилые мужчины, легко одобрит эту инициативу. Тем более что для пациентов ее преимущества очевидны: удовлетворяющие любые желания роботы — этичный способ справиться с девиациями и дисфункцией. Однако для Брэндон «условно-бесплатные секс-роботы» — это лишь начало истории об изменении общества и конце традиционной цивилизации. Она считает, что история человечества на протяжении как минимум века — это история о появлении все новых «сверхстимулов» ради получения прибыли. Так она называет рукотворные и более сильные стимулы, которые приходят на смену естественным, созданным эволюцией. Среди таких стимулов — сверхкалорийные бургеры и пицца для желудка, а также навязчивая индустрия красоты — сияющая помада и неестественные цвета для волос. Изощренная порнография — тоже в этом ряду. И она уже сейчас эксплуатирует сильнейший эволюционный стимул. Роботы выведут индустрию на новый уровень и, по мнению Брэндон, рано или поздно станут идеальными партнерами, способными воплотить в жизнь любой сексуальный акт, который только придет в голову хозяину.
Распространение привлекательных, доступных и кажущихся разумными благодаря достижениям ИИ секс-роботов приведет к тому, что все больше людей будут отдавать предпочтение им перед традиционными отношениями с их неизбежными проблемами, компромиссами и сложными периодами. Человечество столкнется с демографическим кризисом небывалых масштабов, прогнозирует Брэндон. Поводом для разрыва супружеских пар станет любая мелочь, а традиционные семьи станут чем-то средним между атавизмом и чудачеством.
"
KKK
Сообщения: 1647
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #4120 Нагаш » 28.06.2019, 16:04

По поводу секс роботов, почему бы и нет. И так перенаселение - далеко не самая отдаленная перспектива

Ведь понятие «брак» никак не вяжется с понятием «однополости». Брак — это союз разнополых людей. И он точно также не может быть однополым, как и квадрат не может быть круглым.


Как там, хорошую вещь браком не назовут)

На самом деле после окончательной очистки мозгов от того, что нам навязывает о нашей ориентации мировое сообщество, начал как то проще относиться и к нетрадиционным. Их природа наградила заднеприводностью, нас - ну, так скажем, заниженностью приоритетов. Как то раз через силу посмотрел на сцену в фильме с двумя геями, у них в глазах ведь та же самая искра, что и в наших, когда мы смотрим на детей.
Нагаш
Сообщения: 57
Зарегистрирован: 03.06.2019


Вернуться в Разное

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя